М+в=вечно

Размер шрифта: - +

Пролог.

 -Догоняй!

Детский смех резал уши.

Девочка лет семи в милом розовом сарафане и с лазурно чистыми глазами старалась догнать мальчугана. Мальчик лет десяти шустро убегал от нее, хотя всем было ясно, что он поддается.
Старшие, сидевшие на ложе большого особняка, с улыбками наблюдали за игрой детей. Мила и Ваня сразу поладили и стали лучшими друзьями, а для их родителей это был хороший повод заключить выгодную сделку.

Нет, они не были теми богатыми мажорами, которые ради денег готовы пожертвовать счастьем и благополучием родных детей. Скорее наоборот, они бы сделали все ради своих детей. Просто все они видели очевидное: дети нравятся друг другу. И лишь вопрос времени: когда эта самая дружба перерастет в нечто большее. А то что это произойдет – были уверенны все. Мила и Ваня подходили друг другу. Оба из благополучных семей, и оба невероятно красивые. С детства Мила и Ваня обращали на себя внимание.

Но дети, игравшие в догонялки во дворе и понятия не имели, о чем думали их родители, оба ребенка были увлечены друг другом.

-Ванечка, я устала, может быть отдохнём?-мальчик, согласившись с девочкой, сел рядом. Мила с самого детства называла его “Ванечкой”, что умиляло окружающих, и очень нравилось самому Ване. Хотя от других слышать свое имя в уменьшительно ласкательной форме он не любил, даже от мамы. Ваня сразу злился и приказывал, да-да именно приказывал, чтобы так никогда его больше не называли.

Солнце уже уходило за реку, но жара все равно была невыносимой.

-Вот бы сейчас искупаться…-мечтательно произнес кареглазый мальчик. От этих слов, Мила качавшаяся на качелях, оживилась и хитро улыбнулась.

-Ванечка, а может сходим на речку? Попросим папу пойти с нами. Он нам точно не откажет.

Ваня же терпеть не мог опекунство, ведь он уже давно считал себя взрослым, и лишь отмахнулся “мол не хочу , я и один могу туда сходить”. Но пойти на реку один с Милой он не мог по одной причине. А та самая причина сейчас сидела и качалась на его качелях, которые он уступил Миле. Пусть ему всего лишь восемь, но он все равно чувствовал, что должен присматривать за этой девочкой, которая не умела плавать.

-У меня, Мил, есть идея получше. Помнишь, я говорил, что построил свое потайное место?- Девочка лишь активно закивала. – Так вот, оно находиться на дереве. Только ты никому, слышишь, Мил? Обещай.

Сосредоточенные глаза и морщины между бровями говорили, что мальчик говорит серьезно. Мила, поняв, что ее друг доверил ей свой секрет, улыбнулась и серьезным, на какой она могла быть способна, голосом обещала Ване хранить его тайну до самой смерти. Ваня, получив желаемое, схватил девочку за запястье и потащил за собой к большому и старому дубу на заднем дворе.

-Света, ты обязана сходить на этот мюзикл, и не забудь прихватить Сергея, а то он кроме дома и офиса нигде и не бывает.

Женщина лет тридцати двух лишь добродушно улыбнулась собеседнице, обещав обязательно сходить, и начала рассматривать двор. Ее материнское сердце странно щемилось, и Светлана Николаевна Морозова начала волноваться.

-Лиз, а ты не видела, куда запропастились наши дети? А то я слишком давно их не слышала.

Светлана Николаевна уже собиралась пойти на поиски детей, как раздался громкий детский крик. Секунда. Все словно замерли, даже мужчины, игравшие в бильярд в комнате Олега Романовича Бородского. Вторая. Тишина. Третья секунда. Светлана Николаевна, несмотря на свои туфли на каблуках срывается во двор. Минута. Женщина, крича, падает на колени перед своей девочкой, чьи длинные темные волосы рассыпались на зеленом газоне. Она зовет свою дочку, целует ее мягкие щеки, губы, руки. Но ее Мила не открывает глазки. Вот приезжает скорая. Ее муж поднимает ее и прижимает к своей крепкой мужской груди. Вот они едут в больницу. Тяжелые часы ожидания. И тот ужасный вердикт: у девочки сломано ребро и поврежден спиной мозг. Если не сделать немедленную операцию, девочка может остаться инвалидом.

Светлана всегда считала себя счастливой: любимая работа-юристом, удачный брак, любящий муж, ребенок, который принес в их дом еще больше счастья и света. И думала ли она, что в один миг все это исчезнет? Нет.

Сидя у кровати своей девочки, она молилась всем богам, прося помощи. Она была готова на все, даже обменять свою жизнь на жизнь Милы, только бы ее девочка снова улыбалась и была здорова. Так она и уснула в слезах у ног своей Милы.

Сергей Архипович Морозов был любящим и заботливым. Но только для семьи. Для других он был богатым уродом, готовым пойти на все, чтобы достичь своих целей. Но сейчас от его силы и жесткости не было и следа. Темные круги под глазами говорили о его бессонной ночи. Он поставил на уши все больницы, ища нужную, где смогут помочь его принцессе. Его комочку счастья, которое сейчас лежало без сознанья и отчаянно нуждалось в помощи.

Внезапный звонок вывел его из мыслей, и он резко взял трубку.

-Слушаю - его тон насквозь был пропитан отчаянием.

-Сергей Архипович, нашли. Нужную операцию смогут провести в Ульме, это Германия. Я договорился, если все пойдет как надо, то они смогут провести операцию через неделю. Только вы ,надеюсь, знаете, что деньги там…-договорить мужчина не успел, Сергей резко прервал его свои злым голосом

-Неужели ты, чертов ублюдок, думаешь, что мне жалко потратить на мою дочь какие-то деньги? Да я готов почки продать ради нее.

Так и случилось, через два дня семья Морозовых уехала в Германию.

Ваня, поехал с родителями в аэропорт, чтобы проводить свою подружку. Всю дорогу он держал ее за руку, гладил ее по щеке, даже легко прикоснулся к уголкам ее губ, но Мила все равно спала. За все эти три дня Мила пришла в себя лишь один раз, и он не был рядом с ней. За это мальчик сильно себя карал. Он скучал по Миле. Даже уговаривал родителей поехать с ее семьей, умолял.



Соня Белова

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться