Мы из Жэка

Размер шрифта: - +

Дом без конца

     Спальный район не большого городка купался в лучах утреннего солнца. Пусть сейчас уже время близилось к обеду, для Елизаветы Федоровны время как таковое остановилось. Низкая женщина средних лет, шлёпая мягкими тапочками по паркетному полу, медленно подходила к двери, из-за которой слышалась мелодия звонка и лёгкое стучание. Наконец деревянная дверь со скрипом открылась, и хозяйка квартиры поправляя очки слегка приподняла голову, пытаясь рассмотреть лица молодых людей. На пороге стояла пара крепких мужчин в возрасте 25-30 лет.

      Тот что по моложе, слегка кивнул и быстро раскрывая чёрную папку, которая до этого была подмышкой, вытащил из неё какие-то бумаги.

      — Добрый день Елизавета Фёдоровна. Извините что без предупреждения, но мы вам звонили на прошлой неделе уже несколько раз. Вы так и не соизволили ответить. Меня зовут Игорь Борисович, мы встречались с вами в прошлом месяце надеюсь вы помните? Речь шла об неуплате счетов на воду и электричество. У вас ежемесячно набегают крупные числа, и задолженность превышает допустимые рамки. — Завершая краткий отчёт, мужчина протянул бабушке квитанцию, и снова уложил руку на папку.

      Строгий деловой костюм тёмно-синего цвета. Лёгкая белая рубашка, полосатый галстук и вычищенные до блеска чёрные ботинки. В тёмно-жёлтых глазах прослеживалось некое сочувствие к положению женщины, но и помогать ей разруливать ситуацию, молодой человек не торопился.

      — У-у-у опять вы свои бумажки мне тычите. — Негодующе произнесла бабушка, принимая квитанции. — Нет у меня денег милый человек. Внучек со школы прибегает, и по радовать же хочется. Где вкусняшку ему какую приготовлю, где игрушкой какой порадую. А электричество машина шайтанская кушает. Мальчишка-то у компуктере часто сидит, щёлкает там что-то, играется. Пенсия у бабушки маленькая, а работать уже старенькая я…

      Тот, что постарше, с темно-русыми, даже несколько пшеничными волосами и светло-голубыми глазами, с очертаниями украинского лица, крупного, но симпатичного, стоял рядом, поправляя свои прямоугольные, с черной оправой очки, постоянно спадающие на ровном носу. Держа в руках папки, мужчина, одетый точно так же, как и его товарищ с бейджиком на шее, удостоверяющий его личность и верность государству, а не мошенничество, скептически отнесся к пенсионерке. У него уже стаж восьми лет, какого-то особо сочувствия в отличии от его младшего коллеги уже давно нет, и поэтому, его спокойное лицо ничего не отражало. Он выполнял свою обязанность и прервав беседу, кашлянул, привлекая к себе внимание:

      — Уважаемая, поймите нас тоже правильно, мы выполняем нашу работу. Вам был дан срок, за который вы должны были предъявить оплату, и вам ведь хуже копить долг, ведь за него накручиваются все больше и больше проценты. Мы вам дадим три дня на выплату или же лишим имущества, на это у нас есть договор и статья по конституции. — Предъявив закон, напечатанный на бумаге, Евгений Александрович взглянул на своего товарища, мол учись. Быть может, он сам еще в 28 лет не успел понять трудности жизни в одиночестве, и поэтому не щадил бедных бабушек и дедушек, которым государство выплачивает мизерную пенсию, на которую и прожить то невозможно. Голубоглазый добавил с тем же спокойствием и равнодушием:

      — Копите, откладывайте пенсию и внучка не так сильно балуйте. — Начал умничать работник ЖЕКа, поучая старую женщину жизни, и за спиной этой пенсионерки, само собой открылась дверь из спальни, откуда дунул легкий холодок в сторону мужиков.

      — Ох, окошко открылось. Молодые люди, проходите пожалуйста на кухню. Там и продолжим беседу, а то негоже у порога беседу вести, да и в ногах правды нет. — Доброжелательно произнесла старушка, словно её и не настораживала угроза изъятия имущества.

      Тяжело вздохнув брюнет откинул назад спадающие на лицо волосы и уже было хотел отказаться от приглашения, но старушка стояла на своём будучи весьма убедительной. Заводя гостей, женщина провела их на кухню и усадила за стол, ставя на плиту чайник.

      — Подождите пару минут, я окно закрою и вернусь. — С этими словами Елизавета Фёдоровна, одёргивая синий фартук и поправляя расписной халат в тёплых тонах, отправилась в спальню, устранять последствия сквозняка.

      Когда бабуля ушла, повисла гробовая тишина. Игорь, уложив папку на стол сцепил пальцы рук замком, слегка покачиваясь из стороны в сторону и обводя оценивающим взглядом квартиру. Уложенная плиточкой стена, свежие обои и не дорогие тумбы. Идеальная чистота в не большой кухоньке. Не удивительно, что женщина поддерживала порядок в доме, ведь на работу ей не ходить, времени много на уборку.

      — Не похожа Елизавета Фёдоровна на нищенку. Деньги на отделку есть, да ещё и не самую дешевую. — Попытался разбавить тишину Игорь, вставляя свои пять копеек, и переводя взгляд на коллегу.

      Зашедший чуть позже Женя, остановился у окна и не стал присаживаться, ведь ноги не уставшие, а значит не стоит и садиться. Его взгляд устремился на кипящую ранним утром жизнь автомобилей, ездящих словно призраки за нежно-фиолетовой занавеской закрытого окна. Старший работник усмехнулся и перевел взгляд на коллегу, говоря тихим, но вполне допустимым для слуха голосом:

      — Вот видишь, не надо им всем верить и жалеть каждого. Нищего по лицу распознать можно, худой и не ухоженный будет, а эта женщина просто, как и другие пенсионеры деньги зажимает. Не будь таким доверчивым и будь немного жестче, Игорь. — Высказал мужчина, переводя взгляд на кипящий чайник, испускающий предупредительный пар и вскоре за ним свист, который Женя предотвратил, повернув выключатель в обратную сторону и гася голубое пламя плиты. Минута, две, три…а женщины все нет, часы мирно тикают на стене, и кукушка выкрикивает свои 12 ку-ку, возвращаясь в свой домик.

      — Блин, мы у нее уже 15 минут тут…по графику не успеем, где она?! — Начал возмущаться Женя, усаживаясь рядом с коллегой на стул и чувствуя за спиной чье-то дыхание. Подумав, что бесшумно вернулась бабушка, он обернулся, но ничего не увидел, и мотнув головой, отклонил голову на бок, подставляя под висок ладонь. Однако, как только он отвел взгляд, он почувствовал легкую щекотку и дуновение ветерка на затылке, где светлые пряди поднимались и опускались сами по себе, будто кто-то ими играл. Мужчина нахмурил брови и обратился к сидящему рядом:

      — Слушай, хватит уже, мне не нравится, когда трогают мои волосы. — Возмущенно выдал Женя, смотря на Игоря и резко мотая головой.

      — Я тебя не трогал. — Удивлённо произнёс коллега, хлопая длинными ресницами и тяжело вздыхая. — Может она в окно выпала? Или уснула где-то по дороге? Пошли посмотрим, может её вообще уже инфаркт тюкнул, а мы тут торчим.

      Игорь чуть послабил галстук, чувствуя, как тот сжимает шею. Ощущение будто воздуха не хватает, возможно по причине длительного времяпровождения в маленькой комнатке. Поднявшись с места, мужчина поспешил покинуть комнату, выходя прямиком в зал. Просторная светлая комната с нежно-зелёными обоями. Укрытый бежевым покрывалом диван, в углу плазменный телевизор на не большом столике, а на полу большой коричневый узорчатый ковёр. Ближе к стене напротив дивана, расположился книжный шкаф, который был прикрыт белой простынёй.

      Осматриваясь и идя вперёд, Игорь снова накрыл ладонью ручку двери и слегка надавив на неё открыл дверь, заглядывая в следующую комнату. Вот и спальня, только оформлена она как-то даже в подростковом стиле.

      Яркие узорчатые обои, не большой шкаф, из которого выглядывала школьная форма, а рядом лежал потрепанный рюкзак. Комнатка тоже была не большая, но в ней очень удобно размещалась двухъярусная кровать, под которой не было первого яруса и стоял не большой компьютерный стол. Рядом на стене расположилась прибитая полочка, где было множество книжек, и разложены диски с видеоиграми. Вполне жилая комната, но что-то Игорю в ней не понравилось. Здесь было холодно и как-то неуютно. Не найдя бабулю, мужчина вернулся в зал, и перевёл взгляд на товарища.

      — Может пойдём? Заглянем через 3 дня, но тогда уже с прокуратурой.

      Женя следуя за другом, исследовал комнаты и тоже почувствовал, что-то неуютное в доме. Ясное дело, что дом не родной, но ощущения в нем были такие, будто кто-то постоянно смотрит на тебя с боку или за спиной, что приносило дискомфорт. И оглядев комнату и наткнувшись на мужскую одежду в шкафу, Женя сопоставляя недавние слова сказанное женщиной, сделал вывод, что здесь действительно живет подросток мальчик, но почему-то комната ему показалась заброшенной, ведь пыль здесь на подоконнике стояла толстым слоем, нежели в других комнатах он сверкал и поблескивал от чистоты. Тихо дыша, и ступая по теплым полам, будто по ним кто-то совсем недавно прошелся, Женя остановился у темно-синего ковра в преддверии кухни, переведя взгляд на Игоря.

      — Пойдем? А как же бабушка? Странно, что во всем доме ее нет, не могла же она уйти в ванную настолько дол… — Мужчина обернулся на звук щелчка, наблюдая лично, как замок перекрывает щеколдой дверь и затворка протискиваясь в щель с тихим скрипом железа подтирающегося само себе друг об друга, запирает дверь. Женя замолчал, с шоком смотря на эту картину, ведь ничья рука не прикасалась к двери, отчего сердце упало в пятки:

      — Не понял…- Тихо шепнул мужчина, удивленно хлопая ресничками и медленно переводя взгляд на товарища: — Ты это видел?! — Спросил он его, надеясь на то, что это привиделось лишь ему и видимо от усталости уже и зрение падает хуже. Сняв очки с носа, он достал серенький мягкий платочек, протирая стекло и щуря глаза, пытаясь настроить зрительный фокус расплывающихся перед глазами линий.

      — Ась? — Резко повернувшись ответил Игорь и пожимая плечами посмотрел на замок. Сейчас у мужчины возникло острое желание вернуться домой и залезть под плед, забыв про эту подозрительную бабулю, про тайну пропавшего внука и этого странного гнетущего чувства страха, которое появилось буквально на ровном месте.

      Взяв себя в руки Игорь подошёл к двери и отперев щеколду осторожно открыл дверь, которая по идее должна вести на лестничную площадку, но нет. Там была ванная. Хозяйки и след простыл. Сверкающая чистотой ванная комната, и белый умывальник, который так и манил к себе взбрызнуться прохладной водичкой и успокоить нервишки. Подойдя ближе к крану, Игорь открыл воду и набрав струю воды умыл лицо, плавно поднимая взгляд на зеркало и просто замирая в ужасе. Тело внезапно охватил паралич, даже глаза не могли пошевельнуться, смотря в зеркало.

      Застывший в оцепенении брюнет, наблюдал за тем как позади него стоит мальчик лет 12. Стоит и смотрит на него. Смотрит не просто так, а смотрит необыкновенно пронзительным взглядом, который заставлял сердце биться чаще, а волосы на голове шевелиться. До ушей доносилось холодное дыхание подростка, и ничего больше. Другие звуки словно исчезли. Даже журчания воды не было слышно, не было слышно и мыслей, и голоса друга, только это лицо и холодное обжигающее кожу дыхание подростка.

      Эти впалые, будто от вечной усталости темные глаза, под которыми набухли сине-черные мешки, то и дело пронзительно смотрели на обомлевшего ЖЕКовца, и этот мрачный взгляд казался таким жутким и безжизненным, что охватывал сердце мелкой дрожью изнутри. Мертвецки бледный цвет кожи, сероватого оттенка присутствовал на покрытом синими венами худощавом лице мальчика, чьи скулы выпирали из-под кожи и лоб казалось был обтянут настолько тонкой кожей, что будто сейчас разорвется. Челка темно-каштановых, по виду жестких и неухоженных волос, едва спадала на нос и прикрывала его синяки. Худощавое и даже дистрофичное тело мальчика покрывала синяя разодранная изношенностью футболка и худенькие ножки, коленки которых проступали так же из-под кожи и каждую косточку можно было бы прощупать, если бы мальчик был осязаем на ощупь, были одеты в короткие черные шортики, и сами стопы оставались босыми, покрасневшими и побитыми будто над ним хорошенько поиздевались при жизни.

      Сомкнутые, пересохшие и покрасневшие губы так и не промолвили ни слова, а взгляд Жени направился на замеревшего друга. Он прищурил плохо видящие глаза и продолжая тщательно протирать очки от жира, непонимающе вскинул бровь:

      — Игорь? Ты чего застыл, как статуя? Беса что ли увидел? — Не насмехаясь, а скорее недоумевая, он случайно привлек к себе внимание этого мальчика, который резко повернул голову в сторону старшего работника, что хорошо отражалось на зеркале, и взгляд его стал еще тяжелее и грознее, чего не мог увидеть простым глазом мужчина, и просто чувствовал на себе напряжение и внезапная сильная головная боль пронзила его ударом стрелы в висок, отчего лицо его искривилось и поморщилось, а мальчик молча стоял позади Игоря, будучи не видимым ни для кого на яву, продолжая причинять головную боль его коллеге, чей тон полтергейсту вовсе не понравился.

      Игорь резко развернулся, как только его окликнули и бросил испуганный взгляд в пустой угол где в отражении и стоял мальчик. Переполненные ужасом тёмно-жёлтые глаза метали взгляд не в силах сфокусировать зрение на чем-то одном. Сердце болезненно закололо от чего мужчина сжал пиджак на груди. Не в мочах даже слова сказать, брюнет схватил разводной ключ, оставленный сантехником под раковиной и сжав инструмент в руках разбил им зеркало. Зеркало со звонким треском разбилось и осыпалось мелкими и крупными кусочками на пол, отчего не ожидавший такого поведения Женя вздрогнул и зажмурился. Волосы на висках Игоря заметно поседели, а руки дрожали словно у наркомана. Не проронив не слова, мужчина выскочил из ванной держась за сердце и пытаясь жестами показать, что ему нужна аптечка. Крик словно застыл в горле, не давая и слова произнести, Игорь дрожал словно под напряжением и смотрел в одну точку, на ту злосчастную дверь, боясь снова увидеть лицо этого ребёнка.

       Такой шум привлек и хозяйку квартиры, которая ушла куда-то внезапно и так же внезапно прибежала, шурша и шлепая тапочками. Она схватилась за голову в ужасе, наблюдая за тем, как охреневший мягко говоря Женя подбежал к товарищу, и брызгая в него водой, похлопывал по щекам, пытаясь привести его в себя:

      — Игорь! Ты с чего?! Что случилось?!

      — Что вы наделали?! Я отошла всего лишь на пять минут, а вы тут разгромили мне ванную! Я милицию сейчас вызову! — Ругаясь на них, бабушка на удивление с фартучком на груди и мукой на красной ткани побежала к телефону, на что Женя возмутился:

      — Какие пять минут, вас не было двадц…- Взглянув на свои наручные часы, мужчина обнаружил действительно время, названное пенсионеркой. Действительно ее не было пять минут, но почему-то некоторое время назад и наручные, и домовые часы показывали отсутствие ее 20 минут. Даже кукушка пробила 12 утра, но почему-то сейчас наручные часы показывают 11:45,и откуда на ней фартук с мукой, если на кухни ее не было? Женя в шоке схватил товарища за руку, и оставив все документы, поскорее поспешил к выходу из дома, отперев замок и в немом ужасе выбежав из квартиры вместе с коллегой.

      Мальчик сидя за включенным компьютером, обернулся к своей бабушке и мило улыбнулся, ласковым тоном говоря:

       — Не волнуйся бабушка, они к тебе за денежками больше не придут. У тебя есть конфетки? Ты купила их мне? — Обращаясь к женщине с телефоном, мальчик улыбался и болтал своими прозрачными ножками сидя на стуле.

       Вот уже неделю Елизавету Фёдоровну никто не навещал. Сбежавшие в панике из квартиры работники ЖЕКа, ещё долго не оправятся от увиденного. Игорь после этого случая взял отгул на 3 дня, чтоб собраться с мыслями и постараться забыть об увиденном. Жизнь в одиночестве из привычного явления стала кошмаром. Каждую ночь мужчине казалось, что вот-вот в тёмном углу появится светлый силуэт того мальчишки и сердце точно откажет, ведь той фигуры не суждено забыть.

      Дни этих коротких выходных прошли как миг, и с новыми силами мужчина вернулся к работе. Всё шло как обычно отчёты, квитанции и прочие бумаги, но в один самый обычный день к Игорю подошёл Женя, и судя по лицу видок у него был несколько растерянным и напуганным. От такого явно ничего хорошего не жди.

      — Евгений Александрович, что-то случилось? — Стараясь говорить максимально спокойно поинтересовался Игорь.

      Явно с потрепанными нервишками, что было заметно по дергающемуся глаза, Женя вошел в кабинет Игоря с уставшими и покрасневшими глазами и набухшими мешками под ними. Сегодня он не был одет с иголочки, и даже особую прическу не делал, волосы торчали из-за ушей и видимо мужчине было не до красоты. Стиснув зубы и сморщив губы, он с напряженной шеей, на которой проступали мышцы, он ударил ладонью стол:

      — Я. Не могу. Спать. -Заявил он раздраженно, смотря уставшими как никогда глазами на коллегу: -Меня заебал начальник, говорит мы должны вернуться в тот дом и не страдать фигней. Процитирую: «не маленькие уже, хватит фантазий». -Женя закатил глаза и присел на стул напротив коллеги, протирая пальцами подвижную кожу век с томным выдохом: — Капец просто, ничего не снится, но и уснуть не могу…засыпаю на час и всю ночь не знаю, что делать. А ты сам как? — Вздыхая, он вздернул кратко бровь, уложив тяжелую мужскую руку на стопку бумаг, на которые даже смотреть не хотелось.

      — Сплю со светом. Сижу на успокоительных и кардиостимуляторах. Уже пробежался по врачам, сказали по меньше нервничать. Чёрт я не знаю что теперь делать! — Раздраженно отбросив ручку в сторону, Игорь прикрыл лицо руками, плавно перебираясь длинными пальцами к вискам и начиная их массировать.

      — Я просто уверен что все это мне не привиделось. Я боюсь возвращаться в ту злополучную квартиру. Мало того что здесь завал, так и паранойя у меня началась после того случая. Хоть бери и увольняйся…

      — А придется… Там же не только документы остались, так еще и наши паспорта. — Наблюдая за его истериками, Женя ничуть не удивился, ведь и сам в последнее время стал таким же нервным и раздражительным. Поднявшись с места, мужчина подошел к коллеге и дружески похлопал его по плечу: — Не настраивай себя так негативно, быстро придем, заберем наши документы, а там другая команда отправится требовать плату налогов. Не ссы, мне тоже жутко, хотя я ничего толком и не видел, но этот твой ужас на лице я не забуду никогда…- Весьма серьезно говорил товарищ, опуская взгляд в никуда и задумываясь о чем-то.

      После обеда, часа к четырем после сытных макарон с мясом и помидорами, поданными в буфете, ЖЭКовцы отправились опять на дом к той злополучной квартирке загадочной бабушки. Перед входом в подъезд, Женя остановился и вздохнул, взглянув на друга и решительно кивнув. Поднимаясь по лестнице на нужный этаж, голубоглазый сглотнул, неуверенно стучась в квартиру. Сердце заколотилось и ощущение жара по спине прошлось, такое чувство настигло его с головой, будто он маленький мальчик, которого вызвали к доске, и он тихо паникует, желая скорее смотаться подальше от всего этого страшного и непонятного.



Соловей

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться