Мы никому об этом не расскажем

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Буланова не было в школе, а это означало только одно — он нашёл себе ещё одну жертву для издевок. Никитину было бы на это наплевать, если бы не чувство тревоги, зародившееся в сердце. И это не спроста. В голове родилась пугающая догадка, что может сейчас делать Буланов и это далеко не бабушке помогать через дорогу перейти.

Парень схватил портфель и вылител из класса.

—Дан, ты куда? — прокричал, вставая с места Леша, не понимая чем вызвана такая реакция друга.

—Никитин, а ну вернись, — взревел староста, но парня уже не было в школе.

Даниил несся домой со всех ног. Не чувствовал усталости и боли, которая ещё не успела до конца оставить его тело в покое. Суставы ломило с дикой силой, но страх, что то, о чем он сейчас думает, окажется правдой, затмевал боль.

Распахнув входную дверь дома и с жавшимся в груди сердцем, Даниил начал озираться по сторонам, ища маленькую Ладу. На нижнем этаже той не нашлось, на верхнем тоже. В ее комнате парень просмотрел все шкафы, в которых она могла спрятаться. Пусто. Одежда, бумага, цветные карандаши, игрушки — все это было, а маленькой восьмилетней девочки нет. Даниил встал посередине комнаты, запустил пальцы обеих рук в свои волосы и начал судорожно соображать, куда могла пойти Лада.

Он так отчаянно погрузился в раздумья, что даже не заметил, как в комнату вошла перепугавшаяся шухером, который учинил ее внук, бабушка.

— Что случилось? И почему ты не в школе?

— Где Лада? — прокричал Даниил, обернувшись к старой женщине и посмотрев на нее испуганным взглядом.

— Не кричи. В школе она.

— Какая нафик школа!? — взревел парень, потбегая к женщине и хватая ту за плечи. — У нее каникулы начались.

— Ну ты ведь ходишь.., — растерянно, начала лепетать бабушка.

— Я на дополнительные хожу, — пояснил ей Даниил. — У меня подготовка к ОГЕ.

Парень отпустил старую женщину и выбежал из комнаты, оставив ту в слегка шокированном состоянии. Никитин не знал куда могла пойти его младшая сестра, но знал точно, что ее нужно поскорей найти, а то с ней может случиться что угодно и навряд ли это «что-то» будет хорошим.

 

Погода была просто прекрасной и маленькой Ладе не хотелось просидеть весь день в своей комнате. Она взяла портфель, в который посадила своего плюшевого друга и, сказав бабушке, что ей нужно в школу, побежала на своё любимое место возле речки. Там стоял небольшой шалашик, который два года назад построил ей для игр старший брат, но не Даниил, а Артем. Сейчас он живёт в городе и работает автомехаником. В прошлом месяце ему исполнилось двадцать семь лет и уже успел обзавестись семьёй. Жена у него — Анна Сергеевна — женщина очень добрая и вежливая. Первый ребёнок у них появился лет пять назад. Маленький Сережа был точной копией матери — такие же ярко-зелёные глаза; волосы светлые кудрявые с золотистым отливом; переносица и щеки усыпаны веснушками, а рот постоянно расползался в обворожительной улыбке. В студенческие годы именно этим Аня и привлекла брата Лады — своей жизнерадостностью и яркостью, которых было через край.

Лада очень любит Артема, так как он очень надёжный и заботливый брат, но с Даниилом он не мог сравниться. Даня, как она его называла, всегда был с ней рядом, никому не давал ее обидеть, защищал и баловал маленькими сюрпризами. Вот взять хотя бы и день ее рождения. Не важно, что Даня забыл купить ей подарок, но ведь вспомнил и все же подарил ей то, что она очень хотела.

Улыбаясь и прыгая, девочка добралась до речки. Вода была прохладной, поэтому Лада не решилась подходить к ней. Сняла с плеч свой розовый с разными побрякушками на замках портфель, поставила его возле себя на землю и села на карточки. Расстегнула молнию и достала плюшевого медвежонка, которому она никак не могла нарадоваться.

Даниил, зная предпочтения своей сестры, купил самую милую игрушку. Сам мишка был не большого размера светло-коричневого цвета и со стеклянными чёрными глазами, которые выглядели как настоящие. Ладе даже начало казаться, что это не игрушка, а настоящий живой медвежонок, только не умеющий разговаривать и двигаться, но зато разговаривать с ним одно только удовольствие. Вот говоришь ему что-нибудь, рассказываешь, а он слушает и не перебивает. И даже, вероятно, понимает, о ему говорят, только молчит.

Шалашик находился в десяти метрах от речки, под большими дубами, которые окружали его с трёх сторон. Размером приречной домик, как любила называть его Лада, был не большого, туда могли свободно поместиться два\три человека, смотря какого они роста. Шалаш представлял собой множество веток связанных между собой прочной веревкой. Конечно, не царские хоромы, но для игры сойдёт. Лада схватила одной рукой портфель, другой прижала мишку к груди и побежала в шалашик. Там она расстелила одеяло, которое взяла дома — бледно-розовое с красными цветочками. Расположила на нем игрушечную посуду, усадила медвежонка и начала поить его невидимым чаем. Вокруг стояла тишина, слышно было только как стрекочет сорока на верхушке ели, кукует кукушка, жужжат пчелы и другие летающие насекомые. Вдалеке радостно крякали утки, плескаясь в чистой и прохладной воде. Слабый тёплый ветерок тревожил деревья и те, как в танце, качали своими веткам, показывая этим свою грацию и красоту. Прекрасный день, прекрасная погода и хорошее настроение, которое невозможно испортить. Но Лада и не думала, что поспешила радоваться.

Послышался треск веток совсем не далеко от того места, где она играла. Затем чей-то смех распугал пернатых жителей этого места. Голоса стали приближаться и девочка выскочила из своего домика, прижимая плюшевого друга к груди, и посмотрела в сторону, откуда доносились голоса. Из-за деревьев вышло пять парней, которые смеясь и покачиваясь шли в сторону речки. Лада испугалась нежданных гостей и посчитала правильным спрятаться в шалаше и подождать ухода хохочущих подростков. Но плану ее воплотиться не удалось. Как только Лада уже была одной нагой в своём укрытии, ее заметили, окликнули. Девочка испугалась, сердце от страха забылось в два раза быстрее и казалось, что скоро оно проломит грудную клетку.



Натали Скиф

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться