Мы с небес

Размер шрифта: - +

Глава 1

Ангел Рафаил приоткрыл зарешёченное окошко башни, на суровом лице проснулось удивление. Пятно, что сначала принял за большую птицу, на глазах превращалось в Вестника. Он часто взмахивал коричневыми крылами над бескрайним морем облаков. Юношеское тело яростно бросало в стороны. Высотный ветер, как показалось, готовится опрокинуть наглеца, но тот уворачивается, настойчиво загребает воздух. Вестник настолько спешит, что позабыл о коротком пути меж перистых облаков. Ведь можно вынырнуть из белёсого тумана под самой башней, но лететь само собой придётся дольше. Значит, всё-таки спешит, вон, как надрывается… Рафаил задумался: кто может послать за ним в такую даль сутра? Солнце только начинает показывать оранжевый бок, его свет ещё не добрался до границ Эдема, хотя края пушистых облаков уже залиты спелой краской. Густые чёрные брови недовольно сдвинулись, а мазолистые пальцы подхватили красную нить и ловко перевязали прямые врановы волосы в хвост. Гостя следует встречать так, будто и не мучили ночные кошмары. Прежде чем закрыть дубовую дверь, оглядел скромную келью. Как чувствовало сердце, в последний раз. Прямоугольный стол с круглыми как бочонки ножками, ломится от раскрытых книг. Сверху нависает длинная, в несколько рядов, полка. На ней цветные склянки эликсиров. Одни ещё дымятся, только готовятся стать зельями, другие плотно закупорены резными пробками. Без тени сожаления щёлкнул засов и ангел неспешно двинулся по винтовой лестнице.

Тонкие пёрышки затрепетали от мерных взмахов широких крыльев, когда Вестник завис над круглой каменной площадкой. За ней, среди простора облаков, как наконечник копья Георгия, поднималась острым шпилем обитель уважаемого целителя. Рафаил обыденно вышел к гостю, тот опустился, коричневые крылья скрылись за спину. Внешность хозяина башни привела светловолосого молодого ученика в замешательство: не так должен выглядеть целитель, посол мира и опытный врачеватель. Белый хитон смотрится на нём раздутой тряпицей. Намётанный глаз легко поймёт, что под одеждой прячутся если не горы, то каменные валуны мышц. Рафаил двинулся к гостю, широко шагая, отчего крылья за спиной наполнились но, ангел прижал их сильнее. Вестник оправил от голубых глаз соломенные локоны, как завороженный стал ждать. В движениях хозяина Башни Благодати он почувствовал готовую взорваться силу. Поговаривали, что Рафаил владел мечом не хуже самого Михаила, но владеет ли сейчас, проверять уже некому. Со времён битв с демонами кажется, прошла целая вечность.

– Досточтимый, – склонился Вестник, так что голова коснулась каменной плиты. Волосы с макушки расползлись, у корней обнажила тонкая, как у лебедя шея. – Я прилетел с приглашением для Вас.

Рафаил посмотрел на гостя осуждающе, в светло-карих глазах замер упрёк. Молодёжь, ещё крылья не побелели, а рвутся на подвиги, всё пытаются доказать себе и другим что чего-то стоят, как будто и не знают – численность небесного воинства давно падает.

– Ты почему к башне поверху летел, разве в школе учат подставляться опасности? Мы должны беречь себя.

– Простите могучий! – ещё сильнее вжался в камень. – Михаил сказал, я должен прибыть как можно скорее. Он будет ждать Вас в башне архангелов.

Мышцы Рафаила расслабились, праведный огонь постепенно угасал. Во всяком случае, он захотел, чтобы выглядело именно так. Сказал подобревшим голосом:

– Ладно. Грешно будет отказаться от просьбы старого друга. Мы ведь одно время сражались плечом к плечу. Ну, тебя в те года ещё не было, – глянул на обрадованного ответом гостя. – Много чего не было, – добавил призадумавшись.

– А расскажите, как вы прогоняли демонов из Эдема? Я только слышал от других. Вы же один бились с тремя, нет – с четырьмя верховными.

– Погоди, погоди, – вытянул руки ангел. – Сначала дела, разговоры – потом. К Обители Девяти полетим вместе. Кстати, а как зовут тебя?

– Каспар.

Хм, Каспар. Хорошее имя. Должно быть, ты из нового поколения, не слышал о тебе. Да и откуда… Ко мне только старые грифоны залетают, и то лишь затем чтобы потолковать о прошлом, а сам я в Вечный город больше не ходок.

– Да, наше поколение сотворено последними. Мне всего-то сто двадцать лет, но зато уже на обучении.

– Вижу, – посмотрел Рафаил на поношенную серую одежду. – Быть Вестником – почётная обязанность. Хотя, как по мне, ума это не прибавляет. Скорее небо упадёт на землю, чем Вестник будет слушать старших и соблюдать святые традиции. Ещё раз увижу на высоте, приму меры. Уяснил?

– Клянусь, о святейший! – вновь опустил голову Каспар. – На самом деле я много знаю, – раздалось под золотой копной волос. – И наставник говорит я один из лучших.

– Знания не понадобятся тому кто расшибётся в хлебную лепёшку, прими это к сведению, а ещё лучше запиши.

Глядя на юнца, Рафаилу вспомнились молодые годы, сам был таким, необученным, считал, что стоит взмахнуть пером и дело сделано. В то время жизнь казалась острее, приключения открывались чуть ли не под каждым облаком. Тысячи тысяч миров как по заказу ждали избавления от демонов и нечистых созданий. Конечно, от их лап погибали многие, но выжившие получали великую честь. За особенные свершения вестник мог стать ангелом.

Рафаил расправил белые как снег на вершинах гор, крылья. Каждое раза в полтора больше чем у вестника. Перья длиннее, толще, такие выстоят и в ураган и даже лапу беса остановят. Одним могучим взмахом ангел взмыл над удивлённым Каспаром и выжидающе завис, с гулом двигая лишь гибкими концами. Ученик оглядел свои: стрела войдёт как в дикую утку, то есть насквозь, а меч и подавно снесёт. Через несколько резких движений тоже взмыл, но держался чуть ниже, да и ветер постоянно прижимал.

Летели сквозь колючие потоки воздуха. Далеко внизу, облака уже раскрасились светом. Белые валуны нехотя перекатывались, сталкивались, их подхваченные холодным воздухом тела обращались в причудливых зверей, о которых Каспар только читал. Промчался под ногами пушистый единорог, когда Вестник обернулся, тот стал конём, или лошадью. Разницу так и не понял. Жаль, не каждый получает шанс отправиться в миры, увидеть созданий Творца, для этого надо получить благословение от архангелов. Но эти трое редко собираются вместе. Зато помечтать о приключениях можно всегда, чем Каспар и занялся. Юношеское лицо расплылось в мечтательной улыбке, парень представил, как спускается с небес перед дикими народами, несёт им добро и благословение Творца. Впереди, рассекая клином синь, маячила тяжёлая фигура целителя. Рафаил двигал крылами редко, скорее, для формальности, как показалось Каспару. Трусливый встречный ветер как будто уступал ему дорогу. Ведь по мощи он почти ровня самому Михаилу, хоть и ангел.



Евгений Клецко

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться