Мы сделаны из слов

Размер шрифта: - +

10

Наконец-то оказавшись дома, Алла… нет, ничего особенного она не стала делать. Прошла в комнату, даже свет не включила, потому что льющегося в окно электрического сияния улицы оказалось вполне достаточно. Да, собственно, она бы и в темноте неплохо сориентировалась, хотя и въехала в эту квартиру не так давно ‒ просто не было в ней ничего такого, чтобы налететь, врезаться, запнуться.

Алла устало опустилась в кресло, откинулась на спинку, выдохнула расслабленно. Тихо, спокойно, пусто.

Для кого как, а для неё эти состояния весьма ценны, потому что редки. Она не страдает от одиночества, она прячется в него от безумных ритмов и эмоций её обычной жизни. Ну да, иногда хочется, чтобы при этом рядом находился кто-то ещё, но… просто находился, не претендуя ни на общность чувств, ни на созависимость, ни на объединяющее «мы» вместо «я и ты».

К чёрту душу, достаточно только тела.

Алла усмехнулась, слабо шевельнула пальцами на правом руке, будто проверяя собственную материальность.

Пока ‒ жива, всё в порядке. Ещё бы ноги выпрямить, закинуть повыше, но даже журнальный столик стоит слишком далеко, а подниматься и передвигать его ‒ лень. Давно ведь хотела купить кресло с мягкой подставкой для ног. Надо выкроить время, доехать до магазина. Или нет, лучше посмотреть в интернете. Мотаться в магазин тоже лень, да и некогда.

Теперь Алла шевельнула головой, отыскала ещё более удобное положение и блаженно прикрыла глаза.

Темнота и тишина становились всё плотнее, а ещё будто бы мягче, обхватывали со всех сторон, отплетали тёплым уютным коконом, и выбираться из него не хотелось. Никогда. Ни за что. Но тут телефон загудел и выдал резкую трель, а потом сразу следующую и следующую, и вообще не собирался затыкаться.

Кажется, Алла задремала, по крайней мере ощущение было такое, будто она не просто открыла глаза, а медленно вынырнула, раздвинув плотную толщу воды, с запозданием осознавая, что стряслось, и с упрёком посмотрела на мобильник, лежащий на журнальном столике и испускающий инфернальное голубое сияние.

Ох, только бы не по работе. А то подобное частенько случается, когда у клиентов возникает крайне важный вопрос или рождается необыкновенно оригинальная и потрясающая идея именно в конце дня, перед сном или во время сна, и они считают, что, если тут же не поделятся теми с Аллой, произойдёт нечто непоправимое ‒ катастрофа века, как минимум.

Слава богу на экране мигало хорошо знакомое имя ‒ «Ира». Бывшая одноклассница, близкая подруга, до сих пор близкая, хотя судьба давно развела их по разным городам. Алла мазнула пальцем по значку соединения.

‒ Ир, привет! Что у тебя?

‒ Привет-привет! ‒ донеслось из телефона. ‒ Я не вовремя? Может, ты уже спала?

‒ Да нет, не спала, конечно, ‒ со всей убедительностью заверила Алла. ‒ Время-то детское. Я вообще только что в квартиру вошла. ‒ И, решив, что следующий за приветствием вопрос прозвучал слишком резко, оттого подруга и принялась беспокоиться, добавила с ещё большей убедительностью и воодушевлением: ‒ И ты всегда вовремя, уж поверь. Не столь много в моей жизни вещей, которые были бы приятней и привлекательней того, чтобы поболтать с тобой.

‒ Ой-ой, всё, засмущала, ‒ произнося это, Ирка наверняка улыбалась. ‒ Так я чего звоню-то? Собиралась тебя порадовать, сообщив, что приеду через два дня.

‒ Через два? ‒ уточнила Алла. Хотела невозмутимо, как бы между прочим, но, похоже, не получилось. Подруга сразу разгадала истинный смысл вопроса и снова повторила, но теперь уже уверенно констатируя:

‒ Всё-таки я не вовремя.

‒ Ну что ты? Не в этом дело, ‒ торопливо возразила Алла. ‒ Просто я улетаю и тоже через два дня. На нашу любимую малую родину. Дела семейные. Точнее, наследственные. Но только на сутки, уже на следующий вернусь. Надеюсь, ты не проездом?

‒ Нет. Почти на неделю. Правда, тоже по делам, но, ‒ Ирка сделала на последнем слове многозначительное ударение, ‒ разве нам это помешает?

Конечно, не помешает, и Алла прекрасно знала, как свести риски к минимуму.

‒ Только не говори, что забронировала гостиницу, ‒ заявила она решительно. ‒ Давай, как обычно, ко мне. Тем более эту квартиру ты ещё не видела, вот и заценишь. И так уж мы точно не разминёмся. И никуда идти не придётся, чтобы увидеться.

‒ Ну всё, всё, поняла, ‒ легко согласилась подруга. ‒ Конечно, к тебе. ‒ Но тут же заметила с наигранным беспокойством: ‒ Только как я туда попаду, если ты в это время будешь совсем в другом месте? Или ты предлагаешь мне под дверью ночевать? На коврике.

Поди ж ещё и глаза округлила, изумлённо и встревоженно.

‒ Не переживай. На коврике не придётся, ‒ успокоила её Алла. ‒ Если только сама очень захочешь. А вообще ‒ тебя встретят. На машине. И ключи передадут, и отвезут точно по адресу.

‒ Ну даже не сомневалась, что у тебя как всегда всё схвачено. Ради меня озадачишь кого-нибудь из своих сотрудников?

‒ Он ‒ не сотрудник, ‒ возразила Алла.

‒ Он! ‒ многозначительно повторила Ирка. ‒ У тебя появился новый мужчина?

Наверное, последнюю фразу Алле произносить не стоило, как раз во избежание подобных вопросов. Или наоборот? Лучше предупредить заранее, чтобы не возникло непонимания, недоумения, нелепых ситуаций.

‒ Ну-у, ‒ задумчиво протянула она, принимая окончательное решение, ‒ не совсем мужчина.

Телефон ответил тишиной, продлившейся несколько секунд, а потом прозвучало осторожное:

‒ В каком смысле?

И опять стало тихо. Ахаха. И чего там Ирка себе напридумывала?

‒ В том смысле, что не дорос он ещё до мужчины. Слишком молод. Студент.

‒ Алла!? ‒ воскликнула подруга, одновременно осуждающе и потрясённо, словно запоздало решила увериться, с тем ли человеком она разговаривает.

С тем, само собой.

‒ Я здесь.



Эльвира Смелик (Виктория Эл)

Отредактировано: 09.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться