Мы сделаны из слов

Размер шрифта: - +

17

На это раз Дана столкнулась с Ильёй у центрального выхода из главного корпуса, заметила его пусть и не совсем издалека, но возможность повернуть назад, проскочить стороной у неё всё же была. Только Дана не стала ею пользоваться.

А почему она должна от него прятаться, искать обходные маршруты? Вот она возьмёт и нарочно пройдёт мимо, совсем близко. И сделает вид, что они незнакомы ‒ как заказывали. И даже не посмотрит в его сторону.

С последним правда не получилось. Потому что возле дверей они оказались одновременно.

‒ Опять ты?

‒ И что?

Илья толкнул дверь от себя, вышел первым, обернулся на ходу.

‒ Всё-таки передумала? Решила убедиться?

Дана невозмутимо дёрнула плечом.

‒ Мог бы и не замечать. И уж тем более не пошлить.

‒ И ты будешь дальше за мной бегать?

‒ Я? Бегать? ‒ переспросила Дана. Сначала снисходительно. ‒ За тобой? ‒ А под конец уже и презрительно: ‒ Не слишком высокого о себе мнения?

Он посмотрел так, что Дана даже задохнулась, застыла на месте, но тут же отвернулся, заскакал вниз по ступенькам. Скорее всего, у него получилось неосознанно, не хотел Илья ничего показывать, как всегда, предпочитал прятаться за напускным равнодушием. Так ведь и Дана не хотела. Ну да, рассчитывала задеть (словно он не то же самое делает?), но никак не ранить. Не глубоко, не серьёзно.

Она метнулась следом.

‒ Илья! Стой!

Он и правда остановился, развернулся, как всегда непробиваемо спокоен.

‒ Ну, говори. Что там ещё?

‒ Я не бегаю, ‒ насуплено выдохнула Дана. ‒ И сказать я хотела совсем о другом. Я…

И опять она осеклась. И глаза ‒ коричнево-зелёные с расширившимися зрачками. Это из-за них в мыслях всё перемешалось, приготовленные оправдания бесследно испарились, уступив место совершенно невозможным словам.

Илья смотрел так, словно всё знал. И почему они слишком часто натыкаются друг на друга, и о всех Даниных метаниях и сомнениях, и, главное, о чём ей хочется сказать. И, кажется, ждал, когда она наконец скажет. Нет, не ждал ‒ заставлял, этим своим напряжённым прожигающим насквозь взглядом.

Но разве Дана могла? Произнести. Ну, не могла же. И деться никуда не могла. Если только зажмуриться, а потом действительно убежать. И она почти, ну, почти… Но тут кто-то её спас.

‒ Привет! ‒ раздалось совсем близко, легкомысленное и беззаботное.

К ним подошла девчонка ‒ даже не студентка, а вроде бы ещё школьница, ну или выглядела она слишком молодо ‒ улыбнулась, посмотрела сначала на Дану, потом на Илью и спросила:

‒ Это твоя девушка?

Тот секунду молчал, уставившись на столь неожиданно объявившуюся новую участницу разговора, потом, поморщившись, отрезал:

‒ Нет.

Девчонка невинно хлопнула ресницами и категорично выдала:

‒ А зря. ‒ И не успокоилась, опять поинтересовалась: ‒ Тогда кто?

Дана предпочла промолчать, а Илья снова оказался предельно краток.

‒ Никто.

На этот раз девчонка, сжав губы и сдвинув брови, понимающе кивнула, повернулась к Дане.

‒ А я его сестра, ‒ объявила гордо и добавила, словно у кого-то могли возникнуть другие предположения: ‒ Младшая. ‒ Потом произнесла с ещё большей значимостью: ‒ Любовь. ‒ А заметив замешательство на лице собеседницы, пояснила: ‒ В смысле Люба. Имя такое.

‒ Я поняла, ‒ торопливо оправдалась Дана. ‒ Просто у меня тоже есть сестра. Правда, старшая. Вера.

‒ Тогда ты меня поймёшь, ‒ заявила Люба и театрально вздохнула.

Илья глянул на неё сверху-вниз, приподняв одну бровь, трагическую игру не заценил.

‒ А ты чего сюда явилась-то? ‒ поинтересовался снисходительно.

‒ Ты забыл?! ‒ воскликнула его сестрёнка в праведном негодовании. ‒ Мне брюки новые нужны.

Странно, что она с таким вопросом к брату, а не к родителям. А вот Илья ни капли не удивился, достал бумажник. Дане захотелось отвернуться, но это бы смотрелось примерно так же, как если бы она пристально следила за его действиями.

Он выдал сестрёнке деньги. Кажется, тысячи полторы. Та на секунду поджала губы, сдерживая легко читающее желание возмутиться скромностью суммы. Дана просто уверена была, что она сейчас выскажет что-то типа: «Почему так мало?», но Люба высказала совсем другое:

‒ А ты что, со мной не пойдёшь? ‒ буравя брата пристальным взглядом.

‒ Я? ‒ озадачился Илья. ‒ Я-то тебе зачем?

Люба уставилась ещё пристальней.

‒ То есть по-твоему, я должна одна выбирать?

Илья пожал плечами.

‒ Ну, если проблема, подруг позови.

Сестра ответила не сразу, словно какое-то время мысленно изучала и тщательно анализировала его предложение. Но итог оказался таким:

‒ Да ну их в задницу.

‒ Давай тогда не сегодня.

‒ Ага, ‒ Люба старательно закивала. ‒ А пока похожу в драных. Ничего страшного.

‒ У тебя словно штаны одни единственные? ‒ возмутился Илья, но тут же добавил, совсем другим тоном, вроде бы даже оправдываясь и почему-то гораздо тише: ‒ Я в любом случае сейчас не смогу.

Дане показалось, сестрёнка разобидится на него ещё больше, надуется, а она просто посмотрел, чуть исподлобья, и не только обиженно, почти жалобно. И опять она с усилием сдерживала рвущиеся с языка слова, но угадывать, какие именно, Дана не стала, вмешалась:

‒ Я смогу. С тобой пойти. Если хочешь.

‒ Хочу! ‒ воскликнула Люба чересчур восторженно и поспешно и мстительно прищурилась, по-прежнему не сводя глаз с брата.

А Дана, наоборот, старательно избегала взгляда Ильи. Вряд ли тот обещал что-то хорошее. Но ей ‒ наплевать. Не просто же так судьба сводила их снова и снова, значит, не только Дана видела в этом смысл, но и мироздание тоже. Вот.

Люба дёрнула её за рукав.

‒ Пойдём.

‒ Ага.

Они зашагали в сторону остановки, даже не попрощались. Но, наверное, и к лучшему, иначе получили бы в ответ пожелание ещё того счастливого пути. Дана украдкой улыбнулась, посмотрела на Любу.



Эльвира Смелик (Виктория Эл)

Отредактировано: 09.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться