Мятеж небес. Нефилимы-1

Размер шрифта: - +

глава 15

На город спускалась темная ночь, когда Габриель, наконец-то, добрался до собора на У. Стрит. Он с шумом ввалился в залу на территории Центра, где полным ходом проходила церемония прощания для него. Охотники и нефилимы, одетые в церемониальные одежды в полном смятении уставились на него, прервав песнопение на полуслове. Секунду идеальной тишины наполняло слабое мерцание сотен свечей, расставленных повсюду. В воздухе витал сильный аромат цветов, что свешивались в виде гирлянд с потолка.

     - Габриель… Это и вправду ты? – Тихо спросила Пенелопа, делая шаг к нему, прижав руку к губам.

     Брил стоял, упираясь в дрожащие колени руками и тяжело дышал. Свое израненное тело он прикрыл курткой, что нашел на одном из лежаков, что в избытке было на пустующем ночью пляже. Так он меньше привлекал к себе внимание прохожих и полицейских, пока добирался сюда. В остальном, он был весь в копоти и пыли, волосы покрывали пот и кровь. На нем не было живого места. Все его тело было избитым и зверски искусанным. В его венах еле билась кровь, но именно она позволяла ему держаться на ногах и сохранять частичку разума. У него был вид человека прошедшего через ад, как физически, так и эмоционально.

     - Брил, как ты смог вернуться?! Ведь еще никто… - Тихо спросил Закар, подойдя к другу со  стаканом воды в руке.

     Габриель с благодарностью взглянул на него и, взяв холодный стакан, выпил всю воду за пару жадных глотков. Другой охотник принес стул с высокой спинкой, на который тут же без сил опустился Брил.

     - Верно. Еще никто не возвращался обратно. – Его голос был хриплым и надломленным. Взгляд светлых глаз был тусклым, мертвым. – Потому что никто не предлагал выгодного обмена... – При этих словах все присутствующие в комнате замерли, боясь прервать его страшные слова. – Я здесь, потому что Софира предложила таковой…

     Эти слова заставили нефилимов ожить и, как один, сделать шаг к нему.

     - О чем ты говоришь, охотник?! – Прорычал Сайфер, хватая его за плечо.

     - Но Софи в своей комнате спит. Она не спускалась… - Начала было Пенни, но тут же осеклась.

     - Как Софира освободила тебя? – Голос Микаэллы был сухим и холодным.

     Не в силах смотреть на близнецов, Габриель, поморщившись от крепкой хватки Сайфера, сосредоточился на старшем нефилиме и прошептал.

     - Она осталась там вместо меня… Она освободила меня. – При его словах Сайфер пораженно выдохнул и отшатнулся, отпуская охотника, который чуть не упал со стула, оставшись без цепкой поддержки.

     В зале зазвучал гул смачных ругательств. Все словно забыли, что находились в храме Божием, ругаясь и крича, выражая свое отчаяние и боль.

     - И ты знаешь причину ее поступка? – Не обращая внимания на шум и рыдания Пенелопы, продолжала Микаэлла.

     - Это из-за меня… все из-за меня… - Брил в изнеможении откинулся на спинку стула, закрыв глаза. – Она любила меня и пошла сознательно на этот дьявольский обмен.

     - А каковы твои чувства к ней, Охотник? – Допрос старшего нефилима был неумолим. И Габриель прекрасно знал тому причину. Микаэлла была главой Центра и должна соблюдать Закон не нарушенным. Джеймсон стоял рядом со своей напарницей и так же серьезно взирал на него. Что ж, Габриель не собирался и дальше скрывать очевидное.

     - Да. Я люблю ее. Люблю Софиру МоринГрей. И я готов быть казненным за свою любовь. Это было бы равносильной платой, после того, как она лишилась крыльев ради меня…

     - Что?! – В унисон вскричали близнецы. Боль за свою подругу сверкала в их глазах, полных слез.

     - Вельзевул отрубил ей крылья прежде, чем вернуть меня обратно. Он хотел, чтобы я видел это… - Еле слышно прошептал Габриель.

     Он не мог дышать. Не мог больше говорить. Острая боль распространялась от его груди по всему телу. Но демоны тут не при чем. Они не сильно навредили ему в заключении. Кровь, вот все, что им было нужно. И они ее получили, вгрызаясь в него вновь и вновь, словно в лакомую кость. Нет, то болела его душа, что была исполосована страданием, словно кнутом. Софи причинили ужасную боль из-за него. Только за это он хотел умереть, раз не мог получить отмщения. И лишь истощение его тела пребыванием в аду не давало сорваться с места и крушить все вокруг от бессильной злобы и отчаяния. Принять смерть от рук палача Совета – это меньшее, что он мог теперь сделать. Нефилиму не дадут такой же шанс, как ему. И Софира уже мертва. А у него не было ничего, что он бы мог оплакать, с чем проститься, кроме ее любви и памяти о ней.

     - Ты сказал, Вельзевул? – Выдернула его из кокона боли Микаэлла.

     - Так он назвал себя. - Слабо пробормотал он.

     - А ты помнишь, где именно вы находились? Демон еще что-нибудь говорил? – Подал голос Джеймсон, переглянувшись с Микаэллой.



Юлия Чепухова

Отредактировано: 23.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться