Мятежница

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Пленница.

"Открывать глаза жутко не хотелась, и я лишь морщилась и закапывалась глубже в одеяла, стремясь укрыться от настырных вездесущих солнечных лучей. Удавалось мне это плохо, и я даже знала, почему.

- Дик, оставь в покое шторы, - недовольно пробурчала я, переворачиваясь на другой бок. Шорох ткани и скрип гардин смолкли, а через несколько секунд матрас прогнулся под весом моего мужа. Ричард принялся аккуратно, но очень настойчиво выпутывать меня из ненадежного укрытия.

- Вставай, соня, скоро обед уже.

От его насмешливо-ласкового голоса по телу побежали мурашки, заставляя дрожать. Перекатившись лицом к мужу, но все еще не открывая глаз, я сладко потянулась, закинув руки за голову. Его дыхание чуть изменилось, и я едва сдержала улыбку.

- Ммм, не хочу вставать. Мне и здесь неплохо.

- Я заметил, - насмешливо отозвался Дик, поглаживая мою ладонь. Я попыталась перехватить его пальцы, но он со смешком отдернул руку. Это заставило меня разочарованно застонать и возобновить попытки закопаться в одеяло. Невозможный тиран, за которого я по какому-то недоразумению вышла замуж, не позволил мне этого, схватив за талию и притянув к себе.

- Ты – жуткий деспотичный тип, - заявила я ему, зевая и все-таки открывая глаза. Чтобы тут же снова их закрыть. О, я наверняка немного покраснела, но его взгляд!.. Смешок нависшего надо мной Дика тепло коснулся моей щеки, и что-то похожее на зарождающееся удовольствие пробежало по всему телу, до самых кончиков пальцев.

- Знаешь, я уже и сам не хочу, чтобы ты вставала, - прошептал мне на ухо Ричард, и я вновь задрожала. – Более того, я, пожалуй, присоединюсь к тебе.

- У нас сегодня много дел, - попыталась возразить я, с деланным укором глядя на мужа. – Твои родители приезжают, и...

Темные глаза лукаво блеснули, и широкая ладонь легла на колено, чтобы неспешно, но неотвратимо поползти выше.

- Дел не так уж и много, а родители, если что, подождут. Я же не могу отказаться от приглашения, ведь моя жена меня так бесстыдно соблазняет.

- Кто еще кого соблазняет, - пробормотала я, развязывая его галстук. – Ненасытный монстр, тебе ночи мало было?

Я прикусила губу, борясь с упрямым узлом и одновременно пытаясь сдержать стон. Дик оторвался от моей шеи, коротко поцеловал в губы:

- Мне тебя всегда мало, лисенок..."

 

Солнечные лучи косо проникали в комнату, неровными полосами освещая и согревая ее. Моим пальцам было немного жарко, я чувствовала на них танец тепла и света, на запястье же этого не было. Чуть ближе к локтю – снова это ощущение, которое пропадает у плеча. Шее, губам тоже досталась часть солнечной ласки, а вот глаза были в тени, по ним лучи не били, словно стремясь не причинять беспокойства и оберегая сон. Мне показалось это странным, никакие шторы не могли бы дать такого эффекта. Впрочем... я в "гостях" у Ричарда Девенли, для него то, чего не может существовать в принципе, является обыденным. Да и не шторы меня сейчас должны волновать.

Лежа с закрытыми глазами, я пыталась понять, где я нахожусь. Наверняка в его спальне – воздух вокруг буквально пах им. Да теперь Дик и не отпустит меня далеко от своей сиятельной персоны, раз уж смог заполучить в руки беглую жену. Даже гостевую комнату не выделит – только в его спальне, только рядом с ним. Я прислушалась, пытаясь понять, здесь ли мой муж. Должен быть здесь, но я не слышу его дыхания.

- Я знаю, что ты уже проснулась, Лиза.

Я вздрогнула. И из-за холодного голоса, и из-за того, что меня впервые за долгое время, если не считать чтицы, назвали моим именем. И из-за того, что Дик оказался куда ближе ко мне, чем я ожидала – слова прозвучали совсем рядом со мной.

Собираясь с духом, я несколько раз глубоко вздохнула. Медленно открыв глаза, встретилась с его напряженным взглядом. Даже досточтимая Кара не вглядывалась в меня так внимательно, как это делал Ричард. Он словно пытался проникнуть в меня – в мой разум, в мою душу, чтобы найти там... что-то. Ответы, чувства, мысли – Дик хотел получить все, даже самую мелкую эмоцию.

Я не могла долго выдержать такой взгляд – с чтицей действительно было легче, - поэтому отвела глаза. Он протянул руку, почти нежно провел ею по левой щеке, заставляя меня вздрогнуть еще раз, и резко повернул к себе:

- Не смей от меня отворачиваться.

Он сидел слишком близко, касаясь бедром моей руки, и я с трудом подавляла желание отползти от него подальше. Он нервировал меня.

- Не смей мне указывать, - хрипло прошептала я, все-таки не выдерживая и предпринимая попытку отодвинуться. Такую же провальную, как и вчерашний план. Рука Ричарда мгновенно соскользнула со щеки на плечо, рывком возвращая меня на прежнее место. Я поморщилась – и от боли, и от необходимости находиться к нему так близко.

- Где ты была эти четыре года? – почти спокойно поинтересовался Дик. Почти. Но едва сдерживаемые эмоции все равно проскальзывали в его голосе, и ни одну из тех, что я почувствовала, нельзя назвать теплой.

Я попробовала еще раз отстраниться от него, но на этот раз так, чтобы он этому воспротивиться не мог. К тому же разговаривать с ним, лежа в постели и будучи укрытой одеялом, не очень удобно, а потому я села, прислонившись к спинке кровати. Подушку вытащила и положила на колени, словно она могла служить дополнительной преградой между нами. Дик, подняв бровь, наблюдал за моими действиями, но, хвала Пресветлым, не стал придвигаться ближе. Я не была уверена, что моей выдержки хватило бы на более близкое соседство: я и так едва сдерживала себя от того, чтобы не броситься на него в бесполезной попытке причинить хоть какой-то вред.



Евгения Сушкова

Отредактировано: 24.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться