Мятежница

Часть пятая. Помощница.

- Шепард, - задумчиво пробормотал Стивен, складывая руки на груди и опираясь на стену у окна. Взгляд его скользнул по заметно опустевшей с наступлением сумерек улице и замер на чем-то далеком.

Я же устало откинулась на спинку своего кресла. Если Дику я просто рассказывала о том, что со мной происходило, то со Стивеном монолога не получилось. Старший брат мужа устроил мне допрос, и порой мне казалось, что в этот вечер я для него мало чем отличаюсь от тех, с кем ему иногда приходится иметь дело. Не хватало только читающего души, подтверждающего правдивость моих слов, для полного сходства с самым настоящим дознанием. Сил даже просто на то, чтобы думать, не оставалось, а ведь предстояло еще ужинать – на столе нас дожидался поднос с остывающей едой. Обед мы пропустили, но, как только в моем рассказе мы добрались до кабинета Ричарда, муж категоричным тоном потребовал Стивена угомониться и приказал слугам принести в библиотеку ужин. В любое другое время мне бы показалось это кощунством – есть в библиотеке, но сейчас организму было все равно: он мечтал, чтобы изверги-Девенли, оба, оставили его в покое. Да еще и Стивен постоянно мельтешил перед глазами, расхаживая по тесному свободному пятачку между столом и шкафами, и что-то бубнил себе под нос...

- Даррел Шепард, - снова пробормотал Стивен, и я приоткрыла глаза, с уставшим удивлением осознавая, что чуть не заснула в кресле. Задумчивый маг стоял у окна, продолжая хмуриться и гипнотизировать что-то взглядом. – Я вижу возможности, но не вижу мотивов.

- Значит ли это, что ты не веришь в его виновность? – вскинулся Ричард, бросив короткий взгляд в мою сторону.

- Этого я не сказал. Мои слова значили лишь то, что нам нужно докопаться до мотивов. Согласись, если бы им нужен был ты, не связанный брачными узами, куда проще было бы просто убить Лизу.

Сил воскликнуть что-нибудь возмущенное, подобающее случаю, не было, а потому я с искренним, но немного вялым интересом следила за разговором. Ведь убить меня действительно было куда проще, чем затевать всю эту рискованную игру с преподнесением в роли главного злодея моего мужа. Это, во-первых, сохранило бы жизни моей семье, а, во-вторых, исключало ряд всевозможных "А что, если вдруг...". Потому что одно из таких "если" случилось в тот момент, когда я столкнулась с той бродяжкой в Крейс-Эбене и, благодаря этому, выжила наперекор всем планам.

- Пытались максимально обезопасить себя? – выдвинул предположение Ричард.

- Не лишено смысла, но что могли бы сделать мелкопоместный дворянин с приграничных земель, его жена и их маленькие дети? С твоей помощью, конечно, многое, но ведь и ты бы наверняка потерпел неудачу в расследовании. Чтобы избежать разоблачения и мести, опять же, стоило тогда избавляться от тебя, а не от родственников твоей жены. Здесь что-то не сходится.

Не сходится. Действительно. Но это говорит лишь о том, что мы не знаем всех звеньев в этой цепочке. В том же, что сумасшедшего "ювелира" мы определили правильно, я не сомневалась.

- К тому же еще одно слабое место такого плана – их надежда женить тебя на Мелиссе, - продолжал Стивен. – Ведь, если Даррел хотел видеть ее в качестве твоей супруги, вряд ли бы потерпел такое твое отношение к ней. В конце концов, Шепарды – одна из пяти старейших семей, они приближены к короне и стоят в основе ее могущества. Роль простой любовницы не для дочери такого семейства. Тебя должны были сразу же после первой проведенной с ней ночи вязать и тащить в храм.

Я поморщилась. Как-то... неприятно было слышать все эти слова о любовниках и совместных ночах. В то, что Ричард с момента моей мнимой смерти будет жить, храня мне верность, я не верила, но не при мне же обсуждать его... грелку? Неожиданно вспомнился ее вкрадчивый голос, зовущий Дика в спальню. Даррел, возможно, и не хотел бы видеть свою дочь любовницей того, кого прочили ей в мужья, но саму Мелиссу, кажется, все вполне устраивало.

- А ты мог бы на ней жениться? – спросила я вдруг, поворачиваясь к Ричарду.

Муж некоторое время молчал, обдумывая ответ.  Взгляд стал пустым и отрешенным, но потом снова сфокусировался на мне:

- Я не знаю, как ответить на этот вопрос, - признал он наконец. – Если бы жизнь и дальше шла по той же колее, то – вряд ли. Меня устраивало то, что у меня было, а жена и наследники – это забота Стивена. – Старший брат скривился, однако не стал комментировать эти слова. – Но вполне мог бы это сделать, если бы таковым было предсмертное желание кого-то из родителей, или после собственной тяжелой болезни и последовавшего за этим переосмысления жизни, - его губы скривились в усмешке, - или не в силах сопротивляться неоспоримому аргументу в виде направленной мне в сердце шпаги Даррела.

- Понятно, - кивнула я. Я не знала, чего хотела добиться, задавая такой вопрос, но мне важно было знать, что человек, которого я любила, не собирался связывать свою жизнь с дочерью человека, убившего мою семью. Конечно, Мелисса была его любовницей, но этот статус не давал ей ничего, кроме возможности находиться в его постели. Ни в его сердце, ни в его доме она места занять так и не смогла.

Кажется, мое облегчение заметили оба, но ни Стивен, ни Ричард не стали комментировать мои чувства. Вот только по лицу одного скользнуло насмешливое понимание, и он наконец-то отлепился от стены, направившись к столу, а второй, довольно ухмыльнувшись, отошел к каминной полке за моей спиной.

Стивен, подняв крышку с одной из тарелок, удовлетворенно хмыкнул и сел за стол. Я же пыталась понять, о чем он думал. Такой человек, как старший брат Ричарда, даже во сне наверняка продолжает размышлять над важными вопросами и решать поставленные перед ним задачи. И мне было интересно, к каким выводам он пришел. Ему, вне всякого сомнения, было что сказать помимо того, что он уже озвучил. Стивен, поймав мой взгляд, слегка пожал плечами и кивнул на поднос:



Евгения Сушкова

Отредактировано: 24.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться