Мятежница

Часть седьмая. Притворщица.

Что в детстве по-настоящему поразило меня, так это театр. Для маленькой девочки, живущей в деревне, посещение театра в Четейр-Глэсе стало первой встречей с волшебством. Не с той магией, что подвластна моему мужу и некоторым избранным, а с той, которую творили обычные люди, чьей единственной Силой был их талант. Я вряд ли когда-нибудь смогу вспомнить название той самой, первой, пьесы, но тот восторг, ту безудержную радость и те минуты искреннего смеха память бережно сохранила где-то в самом дальнем уголке.

И услужливо извлекла на свет, когда встал вопрос о месте моего первого появления на людях.

Про меня едва ли можно сказать, что я влюблена в театр. Мне нравилось посещать спектакли и видеть, как очередную книжную историю на сцене воплощают в жизнь. Но моей страстью он не являлся. И все же именно про него я вспомнила, когда, на пару со Стивеном, до хрипоты спорила со своим мужем, убеждая его в необходимости показать Шепардам живую и невредимую меня. Встреча в театре... разве может кто-нибудь усомниться в том, что она естественна и случайна? А то, что я не умерла, да еще и посмела прийти на тот же самый спектакль, который посетят Мелисса и Ричард – это не более, чем злая насмешка Пресветлых. Но никак не направленный против Шепардов удар.

Я ни секунды не сомневалась в том, что Дик будет  категорически против нашей со Стивеном затеи, когда излагала ему свои мысли. Он пригрозил снова запереть меня в подвале, если я еще раз хотя бы подумаю о том, чтобы подвергнуть себя опасности. А в том, что она будет мне угрожать, не сомневался никто, особенно в свете моей последней находки: слишком много сил потратил Даррел на то, чтобы корона досталась его семье. Слишком много неслучайных случайностей ему пришлось создать, чтобы приблизиться к мечте своего отца так близко, насколько это вообще возможно. Он не отступится, когда до цели остался шаг.

Это понимали все. И  признавали необходимость действий, которые вынудили бы Даррела оступиться и совершить ошибку. Вот только... мой муж. Его желание решить все без моего участия и нежелание подвергать меня риску заставили меня за его спиной сговориться  со Стивеном. К счастью или нет, но старший брат Дика оказался куда более склонен к риску и сумасшедшим идеям. Возможно, он вел бы себя так же, как и Ричард, зайди речь о его собственной семье, но Стивен, вопреки горячему желанию обоих родителей, не стремился ею обзаводиться.

Переспорить Ричарда пока не удавалось. И по глазам Стивена я видела, что ему все больше хочется поступить так же, как и в прошлый раз: посадить младшего брата под замок и самому увезти меня из дома. Я и сама нередко подумывала о такой возможности, но Дик, увы, являлся центральной фигурой нашего плана.

А пока я старалась уговорить его, хотя и не представляла, какие аргументы могли бы показаться Дику достаточно весомыми для того, чтобы поменять решение. Он не желал выпускать меня из дома, не хотел показывать миру вновь обретенную жену и подобной категоричностью лишал меня возможности самой принимать решения. И все же со всей страстью отстаивать свою свободу я тоже не могла: при всей своей настойчивости и даже некоторой браваде, я боялась в действительности покидать стены этого особняка. Боялась той жизни, что была у меня четыре года назад. Боялась разговора с Ричардом и последующего неизбежного столкновения. А еще я очень боялась взглянуть в лицо своей ненависти. Смогу ли я удержать себя в руках, когда увижу Даррела Шепарда? Хватит ли мне сил и выдержки, чтобы вести себя соответственно ситуации, когда рядом с Диком будет стоять Мелисса?

 

- Иди сюда, - позвал вдруг Ричард.

Я подняла голову, с удивлением глядя на мужа. С того момента, как завтракавший с нами Стивен исчез в направлении, скорее всего, дворца, мы с Диком не разговаривали. Молчаливое противостояние началось еще с вечера, после очередной бесплодной попытки каждого из нас настоять на своем. Мы и за завтраком обменялись едва ли парой слов, после чего муж, кивнув в качестве прощания, уехал вслед за братом.

Снова предоставленная на целый день самой себе, я придумала сотни вариантов возможного разговора с Диком, подобрала, как мне казалось, неоспоримые аргументы, но почему-то так и не смогла сказать ни слова, когда явно уставший Ричард вернулся домой. Просто кивком поприветствовала заглянувшего в кабинет Дика – и сделала вид, что лежащие на коленях "Предписания" интересуют меня больше всего на свете. Раздраженно рыкнувший муж не стал навязывать мне свою компанию, и, как мне показалось, ушел в свою спальню, проведя там достаточно долгое время. И заставляя меня вслушиваться в тишину: вдруг вскоре дверь хлопнет, предупреждая, что Дик вот-вот появится в кабинете.

Но и еще одному моему расчету сегодня было не суждено сбыться. Ричард обманул мои ожидания, решив, вопреки сложившейся за последние недели привычке, поужинать внизу, без моего общества. Я чуть не подпрыгнула от возмущения, когда поняла, что шаги не приближаются к кабинету, а удаляются по коридору в сторону лестницы. Не то, чтобы я действительно обиделась на мужа за это – мы оба демонстративно молчали друг на друга и пока не готовы были переступить через гордость, - но я только-только вновь набралась смелости начать с ним новый спор.

И вот вдруг он нарушил молчание. Я отложила прочитанные десятки раз "Противостояния" и настороженно поднялась с софы. Стоящие на полу рядом с ней домашние туфли проигнорировала. Все так же с недоверием глядя на протянутую руку мужа, приблизилась к его креслу. Дик усадил меня на стол перед собой, пытливо вглядываясь в глаза.

- Ты действительно понимаешь, какая опасность будет тебе грозить, если Даррел и Мелисса узнают о том, что ты, несмотря на их старания, не умерла? – он погладил кончиками пальцев мою раскрытую ладонь, и это заставило задрожать и отвлекло от смысла заданного вопроса. Пытаясь отстраниться от собственных эмоций и сосредоточиться на разговоре, неуверенно кивнула. – И все равно продолжаешь настаивать на своем? – На этот раз кивнула с большей уверенностью. Дик тяжело вздохнул и, выпустив из плена мою ладошку, откинулся на спинку кресла. – Мне иногда кажется, что ты меня все еще не простила и таким изощренным способом все-таки хочешь отправить меня на встречу с Пресветлыми, - признался он.



Евгения Сушкова

Отредактировано: 24.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться