Мятежник из рода Инганнаморти

Font size: - +

Глава 1. "Здесь начиналась моя история"

Крупная чайка, сидевшая на мостовом парапете, встрепенулась и тут же взмыла в небо, громко захлопав крыльями. Теперь она парила в воздухе, издавая пронзительные крики и оставаясь абсолютно безразличной к тому, что происходило внизу. С высоты птичьего полёта открывался чудеснейший вид на Сан-Франциско, который захватывал дух: множество зелёных холмов вклинивается в тихую гладь морских заливов, а длинные асфальтированные дороги змеями стелятся по жилым кварталам. Отсюда город кажется тихим и умиротворённым, и было бы чудесно, если бы это было на самом деле так. Но, спустившись на землю, приходит понимание того, что это чувство безмятежности являлось всего лишь иллюзией: теперь жители Сан-Франциско переживали тяжёлые времена. Великая депрессия бесцеремонно ворвалась в размеренную жизнь граждан США, и теперь царила повсеместно: в связи с биржевым крахом теперь совершенно ничего не приносило прибыли; четверть населения страны лишилась рабочих мест и теперь была вынуждена выживать. Бедность и нищета, словно пандемия, распространилась по всех Соединённых Штатах, провоцируя митинги и забастовки; криминальные организации, которые всегда оставались в тени, теперь прибрали всё к своим рукам. В стране наступили смутные времена, и некоторым людям они напоминали преддверие ада. 

Солнце, озаряя город алым светом, постепенно садилось за горизонт. Даже под лучами дневного светила Флейтон Стрит оставалась серой и неприветливой, пугая своей мертвецкой тишиной. Это была одна из самых загрязнённых улиц в окрестности: фундаменты старых домов, поросшие сорняками, вселяли догадки, что здесь уже никто давно не живёт, а старые ненужные газеты и прочий мусор, гонимые порывистым ветром, были небрежно разбросаны по дороге. Воздух был напрочь пропитан разрухой, и, казалось бы, здесь уже давно нету места прекрасному. Но это было не так: именно через Флейтон Стрит пролегал путь к подпольному кабаре «Плам де Паон», которым каждый вечер следовала очаровательная брюнетка Джина Макмиллан, своей харизмой и красотой скрашивая даже такое убогое зрелище, как местные трущобы. 

Меня зовут Клементина Арчер, и именно здесь началась моя история. Я была младше Джины на шесть лет, но это не мешало нам быть закоренелыми подругами. Мы были совершенно не похожи друг на друга: рядом с дерзкой красоткой Макмиллан я выглядела милой девчушкой с ангельским личиком, и каждый, увидев меня впервые, с уверенностью говорил, что я не что иное, а само воплощение хрупкости, нежности и кротости. Вряд ли кто из них догадывался, что внешность иногда бывает обманчива, но тогда меня это совершенно не волновало. 

В этот день я, в очередной раз сбежав из дому, направилась на встречу моей лучшей подруге. Свернув за угол одного из старых зданий, я увидела Джину, которая, открыв свою маленькую, украшенную бисером сумочку, ловким движением руки извлекла ярко-красную помаду. Макмиллан просто не мыслила себя без косметики: она настолько привыкла к яркому, броскому образу, что даже представить не могла, чтобы она делала без густой туши и любимой помады. Подкрасив губы, девушка, поправив свои иссиня-чёрные волосы, направилась к большому зданию, которое на первый взгляд казалось пустым и совершенно безжизненным. 

-Джина! 

Дёрнувшись от неожиданности, Макмиллан резко повернула голову, и тут же облегчённо вздохнула. 

- Господи, Клео! Ты меня перепугала! 

-Прости, я не желала этого делать. Просто мне надо было тебя окликнуть, иначе бы мой очередной побег из дома пошёл бы насмарку,-запихано проговорила я, шаг за шагом приближаясь к девице. 

Я пытливо смотрела на Джину большими жемчужно-серыми глазами и радостно улыбалась, обнажая ряд белоснежных зубов. Мои короткие, пшеничные волосы тоненькими вьющимися прядями развевались по ветру так же, как и ткань моего элегантного атласного платья персикового цвета. Тогда мне казалось, что я настолько контрастировала с окружающей средой, что можно было смело заявить, что такой девушке, как я, здесь совсем не место, но, увы: в тот вечер моё решение было совсем противоположным. 

-Клео, ну всё. Ты меня повергла в шок,-хлопнув ладонями, промолвила Джина.- Ты просто прелесть! Где ты достала такое чудесное платье? 

-Но всё мне кажется, что выглядит оно немного вульгарно,-поморщив носик, ответила я, тут же перейдя на шепот.- По правде говоря, я чувствую себя голой! 

-Мисс Арчер, не мели ерунды,-взмахнув рукой, утверждающе изрекла Макмиллан, и тут же лукаво прищурила глаза.- Ты выглядишь так сексуально… Кстати! Я тебе говорила, что кое-кто заинтересовался тобой? 

Каждый раз, когда она говорила нечто подобное, где-то в глубине моей груди назревала лёгкая тревога.

-Джин, ты меня пугаешь… Кто же мог мной заинтересоваться? 

-Бенджи, тот красавчик с соседнего столика. Такой брутальный мужчина!-мечтательно закатив глаза, промолвила девица.- Он с таким желанием смотрел на тебя.Пойдём! Мне пора на сцену, а то посетители наверно уже ломают голову, где же девалась их восхитительная Джин, и почему никто больше не радует их песнями. 

-Только не надо меня ни с кем знакомить, пожалуйста,-недовольно пискнула я, но Джина словно проигнорировала мои слова. Схватив за руку, она потащила меня на задний двор здания, к совсем непримечательной, железной двери, служившей тайным входом в подпольное кабаре «Плам де Паон», обитель кутежа, веселья и разгула.



Vika Vi

Edited: 02.06.2017

Add to Library


Complain