Мятежники

Размер шрифта: - +

Юный рыцарь

— Сэр, мы нашли его! Он здесь!

Ещё до того как оруженосец выпалил это, ворвавшись в палатку юного лорда, Рагнар понял, что час настал. Тревожное нетерпение и охотничий кураж звенели в зове рогов, криках загонщиков и поспешной суете. Слишком долго искал Рагнар этой встречи.

Он был уже готов, быстрым ловким движением подхватил сверкающий шлем, украшенный позолоченной резьбой и гребнем в виде волны. Парадный открытый барбют не подходил случаю, но Рагнар не желал расставаться с новым подарком.

Как подобает старшему сыну и наследнику, Рагнар старался держаться с холодным достоинством, но невольно улыбнулся «сэру», хотя оруженосцу полагалось звать его «господин». Рыцарские шпоры лорд Рагнар получил всего несколько дней назад, на свои шестнадцатые именины, вместе с новыми доспехами, двумя личными оруженосцами, собственной палаткой и резвым скакуном. Отец не поскупился. Рагнара переполняла плохо скрываемая гордость за новое звание. Пусть говорят, будто рыцарство досталось ему лишь в придачу к титулу отца, Рагнар был готов тотчас доказать любому, что заслужил свой меч, несмотря на юный возраст, трудом и отвагой.

Оруженосец помог пристегнуть кольчужную бармицу к шлему. Новоиспечённый рыцарь посматривал на бывшего товарища по тренировкам свысока своих шестнадцати и снисходительно слушал восторженный торопливый рассказ, пытаясь скрыть, как сам сгорает от нетерпения.

— Дракон! О! Дракон, сэр! Чёрный, сэр... Такой большой! Огромный! Как медведь. Я сам его видел! Сам, вот этими глазами. Настоящий! Чёрный, как зола. К западу, у излучины реки, где речка разделяется на рукава... Как вы и приказывали, господин, собак пустили по следу, оцепили, но никто не стрелял. Он раненый, только это не наши сделали...

Рагнар нахмурился, поднял подбородок, за позолоченным наносником блеснули голубые глаза.

Впрочем, ранение может сыграть на руку.

Он подхватил тюк, смотанный из лохматого плаща, и поспешил выйти из палатки. Второй оруженосец держал наготове шестифутовое копье из золотистого ясеня и осёдланного коня.

— Сэр, — продолжал сыпать словами помощник, пока Рагнар садился верхом, — это все драконоборцы из Синего Копья. Их десяток, не меньше…

— В наших землях?! С этого надо было начинать! – резко оборвал его Рагнар.

— Нет, за рекой, сэр. Там сэр Харриг дежурит, он их не пускает. А вы, господин, надели бы полный доспех, — оруженосец с подозрением покосился на мохнатый мешок, который рыцарь прикрепил к седлу, — и взяли штурмового коня. Что скажет милорд, когда вернётся, если…

— Ты ещё турнирное копье предложи, дурень, и медовый пирог дракону на закуску, — хмыкнул Рагнар и ударил жеребца шпорами.

Сердце отстукивало под самым горлом. Никто до этого дня не знал, не гоняются ли они за призраком. Рагнар был бы не прочь покрасоваться в латах, на отцовском тяжеловозе с гербовой попоной, но дракон вряд ли станет ждать, пока рыцарь облачится по всем правилам.

Охотники и лучники рассыпались по лесу. С собой Рагнар взял только самых надёжных и верных людей.

Конь вылетел к реке и осел на задние ноги перед крутым спуском к воде. На той стороне узкой реки, по колено в бурлящем потоке, стояло с полдюжины верховых и пеших бойцов Синего Копья. Один из них, по всей видимости, главный, размахивал огромным окровавленным топором и смачно переругивался с сэром Харригом, который бесцеремонно водил нацеленным арбалетом за каждым движением драконоборца. Увидев молодого рыцаря на гряде, синекопейщик заорал:

— Что за фокусы? Упустишь! Мальчишка зелёный... Дракон тебя на жаркое разделает в два счёта. Мы его столько месяцев искали…

«А я всю жизнь», — подумал про себя Рагнар.

— Не дерзи лорду, — пригрозил сэр Харриг.

— Этот дракон мой! — крикнул Рагнар с задором, разворачивая коня. Ответ он выслушивать не собирался. — Проваливайте или пеняйте на себя! На мою землю вы не ступите.

Драконоборец кричал про личное благоволение герцога, «землю» и недозревшего стручка, который здесь пока не хозяин, а Рагнар уже скакал вдоль бурного рукава реки вглубь леса. Показалась широкая, сверкающая бликами и пенящаяся барашками излучина. Сердце рыцаря возликовало. Он успел.

На мелком каменистом берегу, среди выбеленных солнцем булыжников, чёрный дракон виднелся как на ладони. Он неуклюже крутился, прихрамывал и неловко опирался на распростёртые крылья. Худые бока с выступающими рёбрами часто вздымались и опадали. За одним крылом тянулся широкий темно-бурый след, вычерчивая замысловатый узор на мокрой гальке. На морде, и без того разодранной следами былых боёв, красовалась свежая рана. Дракону глубоко разрубили пасть, кость челюсти белела под багровым рубцом и из угла рассечённой щеки часто капала густая кровь. Арбалетчики и копейщики медленно растягивались, замыкая широкий полукруг.

— Выдохся, — быстро доложил загонщик, не спуская прицел арбалета, — огнём вроде не плюёт, но как бы не удрал.

Рагнар подхватил копье.

— Без команды не стрелять, глаз не спускать, ближе не подходить, со стороны никому не соваться, — весело скомандовал он и пустил коня вниз по склону.

Галька и комья земли посыпалась из-под копыт, дракон развернулся и уставился чёрными немигающими глазами на всадника. Стоявший на лапах ящер был почти вдвое выше Рагнара. Конь храпел и гарцевал под рыцарем. Ему-то уж явно не хотелось подходить слишком близко к злобной твари. Рагнар крепко сжал жеребца ногами, перехватил поудобней копье и начал медленно наступать.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: