Мятежники

Размер шрифта: - +

Глава 1. Письмо от короля

Девять лет спустя…

В Чертоге Лорда шумно и жарко. Огромный камин пылает с утра. Гости спорят за столом, пьют эль, играют в кости.

Архивариус читает свитки, нервно постукивая чёрным пером. Писем пришло много, ещё больше приехало людей. Весь замок Норвальдов наводнён гонцами, рыцарями со своими отрядами, посланцами орденов и старостами окрестных городков и сел.

И всё из-за драконов. Вот уже лет сто драконы практически не появлялись в Срединных землях королевства, а уж здесь, на Севере, многие к ним относились не серьёзней, чем к легендам о самоходных колесницах.

Агнею сегодня волновали не драконы и сказки. Никогда отец не позволял ей присутствовать на советах. Случись такое раньше, она сгорала бы от любопытства и гордости. В этот раз собрание не сулило ничего хорошего. Вряд ли лорд Хардвиг пригласил дочь, чтобы спрашивать совета в военных делах. Агнея сама чувствовала себя драконом, на которого половина рыцарей в замке бросала жадные взгляды в надежде на удачную охоту.

Агнее уже минуло семнадцать, и она явно засиделась в невестах. Соединить свою семью с потомками лорда Владыки Севера хотели многие. В тринадцать Агнея была помолвлена с кузеном от побочной ветви Норвальдов — Нордвардом, но отец разорвал эту помолвку, чем нажил себе непримиримого, скрытного и амбициозного врага. Ещё раньше леди Дора, мать Агнеи, хотела заключить другой союз, с наследником Аквалона, и тот даже гостил в Норвальде, но Агнея плохо его помнила. Она была совсем малышкой и думала о сладостях и куклах куда больше, чем о женихе.

Агнея знала, что в Срединных землях, а уж тем более на Юге, родители выдавали дочерей замуж и в тринадцать, даже не спросив и не познакомив с женихом. На Севере правили девушки. Здесь полагалось свататься прилюдно, шумно, с большой свитой и богатыми подарками, явить и славу, и удаль, и достаток. А вот невеста отказать могла хоть у венца — передумала и всё. Обычно до такого не доходило, и девушки давали «от ворот поворот» при рукобитье на смотринах. И чем больше и богаче сватовых подарков они набирали, тем сильнее её как желанную невесту ценили.

Дочери лорда такого самоуправства не позволялось, и Агнея понимала, что отец не будет терпеть бесконечно. Но она несколько месяцев назад вернулась из-под опеки стен Топорного Ущелья, и теперь наслаждалась свободой, друзьями и неожиданным мужским вниманием. Что ни говори, а богатое приданое украшает любую невесту.

Агнея оглядела Чертог.

Лорд Нордвард, уже совсем седой, с тяжёлой, как у медведя, головой, которая то и дело клонилась на грудь, тоже был здесь, но внука он, к счастью, не привёз. Агнея приветливо кивнула братьям Эбер с Острова Вепря, подала руку сэру Уллю из Зелёных Холмов, поймала взгляд и поклонилась своей воспитательнице леди Норе из Ордена Топора, которая что-то горячо обсуждала с одним из Синекопейщиков.

Леди Нора носила звание рыцаря, но всех вступивших в Орден Топора чаще называли госпитальерами, так как они больше заботились о путниках, чем воевали. Гостеприимный орден стал для Агнеи вторым домом после смерти матери, и девушка обрадовалась, что леди Нора лично прибыла в замок Норвальдов. Подойти Агнея не решилась, потому что собеседник леди Норы, не самого приятного и опрятного вида огромный драконоборец, совсем не лучился дружелюбием.

Рыцари и лорды, многих из которых Агнее, к стыду, удавалось вспомнить только по нашивкам и гербам, приветствовали её улыбками. Младший брат Агнеи, юный лорд Дорвиг, уже сидел по правую руку от отцовского места и весело махал сестре. Дорвиг унаследовал тёмные волосы матери и крепкую стать отца, и совсем не походил на Агнею. Как наследник великого дома он по традиции получил имена родителей: леди Доры и лорда Хардвига. Агнею такой чести не удостоили, хотя она была старше.

«Если рассудить, быть Агнеей лучше, чем Дорвигой или Хардорой».

Вот в чём точно везло брату, так это в жениховстве. Лорды постоянно подсовывали Дорвигу для знакомства своих юных прекрасных дочерей, а к Агнее готовы были сватать и сорокалетних стариков.

— Лорд Хардвиг, Владыка Севера, — провозгласил архивариус, поднявшись со своего места.

Все расступились пропуская отца. Он был уже немолод, но по-прежнему крепок и силён. Широкий, как дубовая колода, и такой же обветренный и закалённый. Парадный дублет, весь обшитый пурпурным шёлком с золотыми заклёпками, обтягивал грудь. На плечах лежал тяжёлый плащ, украшенный вместо опушки шкурой волка. В детстве Агнея любила играть у отца на коленях, теребя пустоглазую волчью морду, как будто она оживала. Как же это было давно!

Лорд Хардвиг прошёл к креслу во главе стола и жестом приказал гостям рассесться. Ближе всего к нему расположились лорды-вассалы, потом — рыцари, а за ними молодые отпрыски-наследники. Братья и представители боевых орденов остались стоять или заняли места на лавках вдоль стены. Агнея уже проложила себе путь среди снующих собак и сапог, поклонилась отцу и с достоинством опустилась на своё место слева от него.

— Лорды, благородные сэры и леди, — обратился ко всем присутствующим отец, — вы уже знаете, что король Фредерик, правитель Срединных земель, объявил о начале войны с оборотнями-драконами. Король собирает в столице боевые ордена, драконоборцев и всех желающих подзаработать охотой на драконов. Самым рьяным и успешным охотникам обещаны титулы и земли. Король Фредерик требует от Севера выделить сотню лучших рыцарей и молодых людей для пополнения орденов.

Огромный рыцарь Синего Копья с красным бугристым лицом, который спорил до этого с леди Норой, улыбаясь, кивал в такт словам, словно сам диктовал их королю. Госпитальера рядом с копейщиком задумчиво трепала конец белого покрывала. Юные лорды и младшие братья ёрзали на своих местах в желании высказаться, и все ждали слова старейших. А те не спешили восторгаться новыми приказами короля. Вассалы Севера, так уж повелось, подчинялись лорду Хардвигу, напрямую король не имел права распоряжаться их людьми и землями.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: