Мятежники

Размер шрифта: - +

Глава 4. В таверне Думхолма

Думхолм — большой грязный пограничный город на перекрестке трех княжеств и дороги в порт — всегда полнился купцами, проезжими и ворами. Затеряться в его кривых улочках проще простого.

Агнея на всякий случай покрыла голову, чтобы спрятать волосы, Сверр не вылезал из-под плаща, но на их троицу никто не обращал особого внимания, разве что кидали мимолетные любопытные взгляды на могучую фигуру капитана и жадные — на богатую одежду Рогланда.

Гостевой дом, огромный, кривой и неотесанный, как весь город, встретил путников сразу за городской стеной. Рогланд долго препирался с хозяином, продавая лошадей, которых они забрали у разбойников.

Хозяин, исполненный достоинства и всеми добродетелями, полагающимися трактирщику, в виде объемного живота, густой бороды и хитрого взгляда, вышел к ним не торопясь, внимательно рассмотрел лошадей, почесал бороду и не менее тщательно оглядел спутников. Достойный вид рыцаря его не впечатлил.

— Десять серебром за кобылу и двадцать за рысака.

Говорил трактирщик тоже медленно и важно, словно продавал каждую фразу.

Рогланд упирался:

— Рысак и лорду годится. Пять золотом за каждого.

Трактирщик басовито и тягуче расхохотался.

— Ишь ты, какой шустрый! Я ворованных за золото не покупаю.

— Ворованных?! — вскрикнула Агнея, но Рогланд жестом велел ей замолчать.

— Мы оба знаем, что ты продашь этого рысака за десять золотых — он выносливый и сильный — любому проезжему рыцарю, а мне предлагаешь серебро? А кобыла даст фору твоей женушке: посмотри, какая у нее широкая грудь, лежать можно. Кто сядет верхом, слезать не захочет.

Трактирщик театрально всплеснул руками:

— Никак из дому ведете? Как тебя звать-то, господин лорд? Я что-то запамятовал.

Агнея открыла было рот, но Рогланд опять дернул ее за рукав. Он хмуро посмотрел на трактирщика.

— Я сэр Рогланд.

— Никогда не слыхал. Впрочем, у меня нынче рыцарей полдвора! Что ни рыцарь, то воин Ордена. Полгода как вылез с огорода. Все сэры да сэры, поди их запомни. Все ко двору едут, в дракноборскую армию. По золотому, так и быть.

Рогланд раздраженно потеребил эфес меча, но трактирщик смотрел на них все с тем же откровенным прищуром, без стеснения, откровенно разглядывать Агнею, как ту же кобылу, что они продавали.

В конце концов они сошлись на четырех золотых, ужине и бане.

В большом зале таверны было шумно и пахло жареным мясом, вином и толпой.

Мужчины быстро расправились с барашком в подливке и печеными овощами, а Агнее даже перепал большой кусок пирога с ягодами. Рогланд попросил хорошего вина, и монеты в его руках творили чудеса. Перед ними тотчас появился кувшин отборного италийского вина, густого, крепкого и темного, как кровь. Покончив с вином, Рогланд подозвал служанку и попросил эля. Агнея сидела, скромно ковыряя в тарелке. Сверр, так и не скинув капюшон, молча подбирал крошки и остатки жаркого с деревянной тарелки.

Рыцарь подставил свою кружку и весело подмигнул служанке:

— Милая красавица, здесь у вас хорошие бани, говорят.

Девушка с раскрасневшимся лицом мило улыбнулась и налила эль.

— Да, мой господин. Вы будете довольны.

Рогланд откинулся на стуле и проводил взглядом служанку.

— Так, мои дорогие, я, пожалуй, пойду.

Он поднялся из-за стола, и Агнея хотела было встать с ним, но Рогланд улыбнулся и кивнул на Сверра.

После ухода рыцаря Агнея сидела молча. Ей стало неуютно, одиноко и душно в большом зале. Мужчины в таверне не церемонились в выражениях, служанки кокетничали и садились к посетителям на колени, солдаты тискали женщин и смачно целовали, в углу блевал прямо на пол какой-то молоденький копейщик в дырявой кожаной куртке с редкими островками уцелевших металлических бляшек. Слова тонули среди криков, песен и смеха.

Агнее никогда не приходилось бывать в обычных трактирах, а если они и останавливались в гостевых домах во время путешествий, то им отводили отдельные комнаты, а вокруг сидели рыцари, и никто не смел вести себя подобным образом. Сверра, похоже, это ничуть не заботило. Все его внимание поглощала третья, а потом и четвертая кружка эля. На Агнею он даже не глядел, и она внутренне сжалась, когда он наполнил кружку снова.

— Простите, капитан.

Агнея теребила под столом край рубахи на коленях. Сверр оторвался от эля, посмотрел на девушку, и она почувствовала себя назойливой мухой, вроде той, что сейчас ползала по грязному пятну на скатерти.

— Я пойду.

— Нет.

— Но я бы тоже хотела. Пойти. Где тут… эта баня, — сказала она, запинаясь, продолжая изучать маршрут мухи.

Ей было неудобно обращаться с такой просьбой к мужчине.

Сверр не ответил, как обычно, допил эль и поболтал остатки на донышке в раздумье.

— Между прочим, — гордо выпрямилась Агнея и, заливаясь краской, посмотрела прямо на капитана, — вам бы тоже не помешала ванна.

Эта фраза наконец-то заставила его оторваться от кружки. Он ухмыльнулся:

— Да это не… — Сверр поднял глаза, взглянул на краснеющую девушку и вздохнул. — Не то, к чему вы привыкли, леди.

Агнея обиженно прикусила губу. К грязи, вони и пьяным мужикам она точно не привыкла. И ее устроила бы сейчас любая кадка с горячей водой и кусочком мыла.

— Я не так избалована, как вы думаете капитан.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: