Мятежники

Размер шрифта: - +

Глава 8. Лорд Кай

Следующие две недели прошли в череде забот. Агнея хотела научиться превращаться в дракона, и возвращаться обратно. И сразу же с этим вышла заминка.

Замок полон оборотней, а она была единственной девушкой, и еще не могла быстро менять облик. Желающих обучать ее, а заодно понаблюдать за ее мучениями было слишком много. Драконам с юности приходилось постоянно оборачиваться, и они не страдали, в отличии от Агнеи, излишней застенчивостью. Хуже того, многие из них во дворе замка нарочно меняли тело, чтобы покрасоваться перед ней в чем мать родила.

Рисковать пожаром в комнатах они не могли, а в анфиладу и на плац то и дело совали нос любопытные. С самого начала Рагнар ревниво оберегал девушку от назойливого внимания, но Агнея очень скоро поняла, что лорда не-дракона не слишком здесь уважают. Даже граф Хэмминг, пригласив ее на танец после ужина, посоветовал не тратить время на рыцаря, а найти себе ровню. Он выделил в полное распоряжении девушки своего кастеляна, того самого “седого” дракона, который оказался не так уж и сед, но зато отличался подобающей деликатностью.

Даррен освободил большой зал в воинских чертогах, приказал сколотить подобие ширмы, выделил девушке дюжину льняных рубашек и несколько теплых плащей на меху.

Агнея стояла посредине комнаты, босая, в одной рубашке и чувствовала себя несчастной. Каменные полы, покрытые, как и стены, пятнами жирной сажи и копоти, леденили ступни. Даррен терпеливо пытался объяснить ей, как контролировать оборот:

— Леди, вы можете вспомнить, как впервые стали драконом, что вы чувствовали?

Агнея опустила голову и обхватила себя руками. В тонкой рубашке она и правда мерзла, но от воспоминаний ее бил озноб:

— Я не хочу это вспоминать.

Даррен молча ждал ответа, задумчиво скреб мозолистыми пальцами короткую пеструю бороду. Агнея запнулась, слова вставали поперек горла колючим комком:

— Я… убила…

— Леди Агнея, — кастелян не торопил ее, но она чувствовала, как в его голосе скользит раздражение. Он не привык уговаривать девушек, а с новобранцами у него был разговор короткий, — нельзя прятаться от своего дракона.

Она послушно кивнула, но делу это не помогло.

— Одна из трудностей жизни оборотней среди людей, — старался говорить ровно и спокойно Даррен, — в том, что нельзя постоянно находиться в одном теле. Если не научиться управлять своим пламенем, то, рано или поздно, оно отравит сердце, проникнет в кровь и сожжет оборотня изнутри. Иногда говорят, что наши обычаи жестоки. Но у оборотня нет выбора. Или он летит, или его убьет собственный огонь. Правда, есть еще драконы, которые оборачиваются только во время битвы, в неистовстве гнева, но они становятся подобны зверям, лютые. Иногда их убивают свои же, когда безумцы станут слишком опасны, хотя они редко до этого доживают. Вы понимаете о чем я говорю? Либо вы возьмете себя в руки, либо умрете от драконьей лихорадки, либо превратитесь в берсерка.

От третьей возможности Агнее стало совсем плохо. Она бы предпочла умереть.

— Можем по простому, — помялся ее учитель, — по-деревенски. Сбросим вас со скалы.

— Нет, спасибо, — холодно отозвалась девушка, — я буду прилежно учиться.

— Вот и прекрасно.

Но получалось все не так уж прекрасно. Иногда Агнее казалось, что все идет, как нужно, а оборота не было, а в другой раз, она, рассердившись, уже хотела согласиться на полет “по-деревенски” и пламя проснулось спонтанно. После первых дней занятий девушке казалось, что скорее она сделает из Даррена берсерка, чем он из нее нормального дракона.

В один день, стоя посередине, замерзая и злясь на себя, она наблюдала, как Даррен нещадными пинками разгоняет мальчишек, и ей страшно захотелось всех их покусать. Она закрыла глаза. Пусть подглядывают, надоели. Ей просто нужно пламя. Это как научиться плавать. Она вздохнула и нырнула в себя. Тугой столб жара стремительно развернулся, повинуясь призыву, распахнулся в груди и резким толчком разросся в стороны. Где-то на грани, еще в человеческом облике, она с упоением почувствовала, как нечеловеческая сила наполняет каждую частичку тела. Боль вывернула плечевые суставы, но она встретила ее с радостью.

Серебряный дракон выпрямился, распахнул крылья и издал победный рев, спалив остатки светильника под потолком. Свечи мгновенно оплавились, цепочка лопнула и светильник с грохотом и лязгом рухнул на пол. С тех пор все пошло на лад.

Лорд-оборотень ни в чем не стеснял гостью, а графиня с дочерьми составляли приятную компанию по вечерам. К удивлению Агнеи даже в присутствии матери, а порой и при ее участии, Эллинор могла обсуждать достоинство того или иного новобранца. Сама Агнея предпочитала не участвовать в этих разговорах, закрывшись книгой.

Среди драконов оказалось несколько отпрысков дворянских семей, хоть и не особо знатных. Большинство драконов были выходцы из деревень или военные. Впрочем, в среде оборотней не уделяли должного почтения древности рода .

Жизнь в замке ничем не напоминала предвоенное положение.Почти каждый день прибывали маленькие отряды, обозы, новые драконы, но это скорее походило на сбор гостей для праздника.

Прибыл и еще один лорд-дракон с южных земель. За глаза его называли лордом-наемником, он был богат и опытен в войнах. С ним прилетели с десяток бойцов драконов. Агнее было очень любопытно взглянуть на воина, который успел прославиться победами до Солнечных Гор. Но когда Агнея познакомилась с ними, она решила, что не все драконоборцы так уж неправы.

Первым был сам лорд. Обосновавшись в замке, он поднялся навестить Сверра. Агнея уже слышала от служанок о лорде Кае, но их еще не представили друг другу.

Пришел старый знакомый капитана, староста горной деревни, и привел с собой молодого мужчину. Лорда легко было узнать по дорогой накидке с бархатистым соболиным черным мехом, дублету с многочисленными прорезями, как носили последние годы в столице, и изысканным украшениям. Даже на ногах у него были не обычные для оборотней, удобные и широкие штаны, а тонкие, плотно облегающие икры шоссы. Невысокий, худощавый, лорд Кай выглядел, как столичный повеса, но при этом привлекал вниманием какой-то особенной хищной грацией воина. При всей изысканности его костюма, он ни капли не походил на изнеженного богатого горожанина. И накладные икры, так популярные у мужчин в столице, ему явно были не нужны. Тонкий, крепкий и гибкий, как южный клинок, с загорелым лицом и невероятным сочетанием голубых глаз и жгуче-черных волос, лорд не мог жаловаться на невнимание женщин.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: