Мятежники

Размер шрифта: - +

Глава 13. Пепел, снег и кровь

Часовню Создателя в деревне было найти не трудно. Маленький домик в несколько шагов шириной, холодный и пустой. Только огонек в лампадке кто-то заботливо зажег. Агнея деловито подлила масла из стоявшей рядом бутылки, поправила фитилек и опустилась на колени. Стемнело, звуки притихли, утонули в повалившем снеге. Остался только островок нервного света крошечного огонька. Агнея замерла, колени саднило, ночной холод начал пробирать до костей. Она никак не могла вспомнить до конца слова молитвы, которую читали в Ордене перед посвящением. Рядом не было ни послушницы, которая так старательно зачитывала каждое слово своим тонким голоском, ни наставницы, которая вручила бы ей меч. Некому, кроме пустой ледяной комнаты, выслушать ее клятву. И она молилась молча.

Потом подняла кинжал, перекинула через плечо вперед косу и одним махом резанула. Отсечь сразу не получилось, или кинжал у Малыша был тупой, или коса слишком толстая, и Агнея мерно, медленными жесткими движениями отрезала прядь за прядью. Вместе со своим детством, миндальным печеньем, первым поцелуем с Рагнаром, мечтами о путешествиях и глупыми обидами. Коса упала в руке, голове стало легко, короткие волосы сразу растрепались. Агнея старательно свернула поблескивающие металлом волосы, и аккуратно положила на деревянную полку даров, где уже кто-то оставил свадебные браслеты, несколько цепочек и дюжину монеток.

Вскоре она постучалась к Розамунде. Женщина открыла дверь и не без удивления запустила гостью.

— Ко мне соизволила снизойти сама леди? — Розамунда, кажется, никогда не изменяла только своей привычке насмехаться надо всем на свете. Но приглядевшись, она сменила тон. — Так серьезно? Пошли.

Она потянула Агнею за руку. В доме сидели несколько человек и, судя по голосам, уже изрядно выпивши. Один что-то крикнул им, но Розамунда, не обращая внимания, утащила гостью в дальнюю комнатку.

Агнея осмотрелась. Жилье самое простое, которое ей доводилось видеть, пустые стены, деревянная кровать под дырявым одеялом, колченогий стол, грубый сундук. Розамунда заперла дверь:

— Так что случилось? С капитаном повздорили? Я видел, он ходит мрачнее тучи.

Агнея словно и не слышала ее вопросов, она задумчиво прошла по комнате, провела рукой по доскам:

— Ты ведь не останешься в деревне?

— Еще чего, — ухмыльнулась Розамунда, — разве можно пропустить такую гулянку? Там ведь соберутся все драконы королевства.

— Ты выше меня, но размер у нас, кажется, похожий. Найдется что-нибудь из доспехов?

Розамунда пожала плечами:

— Есть кое-что, не господское, конечно.

— Пока сойдет.

Агнея была благодарна горячо благодарна ей за спокойное согласие без расспросов. Розамунда вытащила из-под кровати еще один сундук, пожалуй, даже более уродливый.

Драконы не носили рыцарскую металлическую броню. Агнея примерила нагрудник из чапровой коры и толстой кожи, плотно облегающей ее, как корсет, наплечник с ремнем, и наручи с поножами. Все части соединяли легкие ремешки. Непрактично, конечно, для битвы, но зато в случае вынужденного и поспешного оборота был шанс собрать хоть что-то уцелевшее. Лишнего меча у Розамунды, конечно, не было, и Агнея пристроила временно кинжал Малыша за пояс.

— Я верну тебе все, и заплачу за услугу.

— Было бы неплохо, — практично заметила Розамунда, но Агнея покачала головой, глядя в пустоту:

— Теперь я богаче лорда Хэмминга. Завещание вступило в силу. У меня плодородные земли и почти тысяча рыцарей. И брат… лорд Владыка Севера.

Возвращаясь к Хилль, они застали капитана в дверях. Он сердито накинулся на нее:

— Ты куда пропала! — и тут же замолчал. Агнея прошла мимо него в дом. Матушка вскочила навстречу и тоже замерла:

— Детка, ты что же натворила! — она прижала к груди руки и совсем забыла о разнице в положении. — Детонька, да как же такую красоту-то! Куда ж такое видано.

Малыш тоже смотрел на Агнею, как на призрака. А может призраком она и была. Потому что ничего ровным счетом не чувствовала:

— Капитан, — она дождалась, пока он встанет перед ней. В глазах у Сверра было такое выражением, будто она не себе косу отрезала, а ему воткнула кинжал в спину. Какое право он имел ее судить? — Мы выходим на рассвете, собирайте всех.

— Агнея.

— Капитан Сверр, — перебила она его, — будьте добры, обращаться ко мне по титулу. Ваше сиятельство, или хотя бы миледи.

— Да, — уронил он тяжело, — графиня.

Он все понял. Не рассердился и не обиделся, и от этого стало еще больнее. Где-то в глубине жгло. Она просто не могла это произнести. Слова подводили черту, делали все слишком реальным.

Отца больше нет. Синее Копье решило отомстить им. Убийцы пришли за Дорвигом, тайком, с крестьянами, которые собирались в зимние дома у замка Норвальда. Но лорд остановил их. Убили всех, даже не узнав, кто и зачем их послал, но лорда Хардвига ранили в живот.

Дорвигу только исполнилось пятнадцать, и он остался один. Нордвард настраивает всех против “драконовой крови”. Но это ее кровь, не его. Это ее война.

Следующее утро выдалось промозглое, серое и слякотное. Если бы ей удалось выспаться, может и она бы ужаснулась своему поступку, но ничего не изменилось. Доспехи лежали возле кровати. Агнея собрала оставшиеся вещи в драконью сумку. Дальше им предстояло лететь. Верхом в горах войско могло пройти  за день миль тридцать, драконы могут пролететь триста. Только вот лошадей им с собой не взять, и отдыхать придется подолгу.

Ее уже ждали. Молодые драконы, хмурые и такие же сонные, кутались в шерстяные накидки. Матушка Хилль не выдержала и расплакалась, обнимая то босого Малыша, нетерпеливо прыгающего по чавкающей грязи в одних подштанниках и спешившего избавиться от лишней опеки, то Сверра, скупо, но искренне ответившего на прощание старой женщины.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: