Мятежники

Размер шрифта: - +

Глава 15. Обманщики

Метель не унималась, драконы маялись взаперти. В комнате было сумрачно и холодно. Агнея подлила масла в светильник и села за стол. Малыш притащил еды, которой хватило бы на четверых, и отпросился отдыхать. Капитан занял его место. Он молча стоял за дверью и, когда Агнея проходила мимо даже не поздоровался. Розамунда ушла к другим оборотням.

Агнея сидела, задумавшись, и щипала серый хлеб. Смутные мысли крутились в голове, что-то не давало ей покоя, но она никак не могла поймать их за хвост. Она позвала Сверра, он послушал не сразу, потом все же зашел, предусмотрительно оставив дверь нараспашку, но за стол садиться отказался.

Агнея тоже бросила еду, и ушла к окну. За мутным стеклом не было видно даже огней, зато прекрасно отражалась вся комната за спиной.

— Сверр, я хотела спросить про ту девушку, которая была сегодня. Марго, да?

Сверр стоял, вытянувшись, как положено на посту, и смотрел поверх. Со вчерашнего дня он ни разу не заговорил с Агнеей, а сегодня даже не взглянул в ее сторону. Но этого вопроса словно ждал, с готовностью отозвавшись:

— Миледи, я сам решу, как и что мне делать. Мнение вашего сиятельства меня не волнует. Найдите себя для ужина более подходящее общество, если хотите поговорить.

— Сверр! — Агнея обернулась к нему. Она не могла понять, какая муха его укусила. Ветер взвыл за окном и швырнул шуршащую горсть колючих снежинок в стекла. Огоньки свеч чадили. Агнея обхватила себя за плечи, чтобы согреться.

— Мы беседовали сегодня с лордом Каем. О тебе.

— Польщен.

Голос Сверра рыкнул, и Агнея покачала головой. Ее удивляло, как он умудрялся балансировать на грани дракона. Разговор не клеился, унылый ветер за окном навевал тоску. Агнее казалось, что Сверр нарочно ждет, чтобы она выставила его за дверь, но оставаться одной ей не хотелось.

— В тебе слишком много дракона, Сверр.

— Да, миледи, — он вздернул голову, — для этого я и нужен. Войне нужен зверь.

— Я не считаю тебя зверем, — грустно отозвалась Агнея, — не больше, чем кого-либо еще в этих стенах. Ты даже...

— Слушай, не надо вот этого. Будешь любезничать со своим ненаглядным Рагнаром. Или вон, лордом Каем, если тебе угодно.

Агнея хотела обидеться, но любопытство и какое-то затаенное женское чутье не давало ей спокойно отпустить этот разговор, пока она не вытянет из Сверра настоящей причины его настроения. Она не знала с какой стороны еще к нему подступиться, и решила пока выяснить другой вопрос, который ее беспокоил.

— Кай хочет найти эту девушку. Но Марго, скорее всего, моложе тебя, и вряд ли может помнить твоего отца.

Агнея вернулась к столу. Есть она не хотела, и, чтобы занять руки, налила себе в деревянную кружку мутного напитка, который принес к ужину юный Хилль. Сверр нахмурился. Такого разговора он, конечно, не ожидал.

— С какой стати ему нужен мой отец?

Она пожала плечами. Но подумала, что в одном Кай был прав, от Сверра сам Наемник не добился бы ни слова. Агнея сделала большой глоток и замерла. То, что было налито в кружке, не имело право называться элем. С явным привкусом хмеля, настойка так успела перебродить, что на глаза навернулись слезы. Агнея фыркнула, закрыв рот, и закашлялась. Ядреная жижа обожгла горло и полилась через нос. Агнея стала хватать воздух ртом, как рыба на берегу.

Сверр пытался сохранить невозмутимую суровость, но для этого ему пришлось прикусить губу. Он подхватил со стола кусок хлеба с сыром и сунул ей в руки:

— Заешь.

Агнея откусила немного и отдышалась:

— Фу… Какая же гадость. И вы это пьете?

Сверр взял ее кружку, понюхал, отпил и повел плечом:

— Ну, дрянь, конечно. Но ничего.

Глянув на удивленную Агнею, он жестом спросил разрешения закусить, и добавил:

— Вино раздали дворянам. А приличный эль вылакали в первый же день.

Сверр сел за стол, не выпуская из вида дверной проем.

— Так зачем этому змею Марго?

Агнея кинула осуждающий взгляд на капитана, но опустила его реплику.

— Лорд Кай хочет найти здесь тех, кто помнит, как выглядел Пепельный дракон. И тех, я полагаю, кто знает, что ты его сын. Он отправлял сегодня людей в город.

— Какой смысл ворошить дело двадцатипятилетней давности? Пепельного дракона давно нет в живых. Он погиб еще до моего рождения.

— А ты знаешь, кем он был? Человеком.

Сверр медленно покачал головой:

— Мать почти ничего не рассказывала. Я даже как-то думал, что про дракона они придумали. Вдруг это вовсе был какой-нибудь проходимец, или разбойник с гор. Но потом она сама мне сказала. Я не верил, что Пепельный дракон мертв, ждал, что он за нами прилетит. А мать молилась, чтобы я не унаследовал его дара.

— Наверное, ей не хотелось об этом вспоминать.

Сверр вдруг вздернулся, в глазах блеснула обида.

— Он не держал ее насильно!

Агнея тактично промолчала. Наверное, каждому мальчишке, рожденному бастардом, хотелось, чтобы его отец был отважным героем, а не подлецом.

— Она боялась. Говорила, что нас никогда не оставят в покое. Надеялась, что я вырасту обычным, и мне не придется брать в руки оружие. Я уже мог работать. Мы собирались уйти в порт, уплыть. Подальше от рыцарей, лордов и их замков, как она говорила. Как видишь, — горько усмехнулся и развел руками капитан, — я все исполнил в точности.

В коридоре заскрипела лестница, хлопнула соседняя дверь. Сверр поставил кружку и поднялся.

— Мне лучше уйти. Сплетен и так хватит.

К утру метель утихла, но снег еще шел. Оборотни засиделись в стенах, и теперь с радостной готовностью вылетели на улицу. Весь город преобразился в странную фантасмагорическую картину. Драконы парили в небе, сидели на башнях и крышах домов. Жители с опаской перебегали по улицам.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: