Мятежники

Размер шрифта: - +

Глава 19. Время бросить кости

— Корабли?! Королевские штандарты? — Агнея потянула ворот рубашки. Мысли лихорадочно сбивались.

Они гостили в монастыре уже третий день. Тревожное предчувствие не покидало, но каждый раз, поджидая возвращения драконов, осматривающих окрестности, Агнея ждала, что они доложат о приближении войск Рагнара, или хотя бы о гонце от него. Кай все чаще намекал о Норвальде, но Агнея упрямо ждала новостей. Ей хотелось оказаться хоть в чем-то действительно полезной для драконов. Для Сверра, хотя в этом она себе не признавалась. Ей было стыдно улететь ни с чем и прятаться за спиной брата.

Агнея старалась расположить жителей замка к себе. Многих она помнила и знала с детства. Поначалу, к ее огромному огорчению, от нее все шарахались, будто она могла принести заразу пострашнее чумы. Но старый лекарь встретил ее радушно, и постепенно, к оборотням стали привыкать. А молоденькие ученицы, которые не могли никуда уехать и коротали длинные зимние вечера за книгами, стали даже с любопытством поглядывать на Хилльберта и остальных юношей. И едва в сердце Агнеи стал разгораться огонек надежды, как новости разведки потушили робкое перемирие.

Сев, один из тех деревенских парней, который полетел с ней, стоял, жалкий и раздосадованный, опустив плечи. Наемники ругали его на чем свет стоит. Разведывательный отряд наткнулся на драконов. Поначалу Сев рванул к ним в радости, но, когда понял свою ошибку, решил напасть.

— Это драконы герцога. Предатели. Убийцы, — зло шептал он.

— Болван, — офицер лорда Кая не скупился на слова, которые Агнея не стала бы повторять, — выдал нас. Нужно было бросить его там. Кусок… — Агнея поморщилась, — …это не сосунки, вроде тебя!

— Лорд Кай, — Агнея отчаянно пыталась свести концы вместе, — но если герцог уже идет сюда, то где отряд Рагнара? Они разминулись?

Предположение звучало глупо. С Рагнаром ушли пятнадцать драконов. Больше дюжины драконов, патрулируя небо, не заметили несколько тысяч армии?

— Соболезную, моя леди. — Агнея почти поверила в его искренность, но все равно сердито сверкнула глазами. — Мне жаль. Родная моя, подумайте сами, откуда еще у герцога, здесь, на Севере могут взяться корабли? Какие земли еще располагают судами, пригодными для большой реки?

— Только Озерный край. — Она понимала все, но правда не укладывалась в голове. — Герцог взял Аквалон?

— Скорее всего. Пятнадцать драконов. Да, очень жаль, большая потеря. Наше положение не выгодно совсем. — Лорд подошел к ней и взял за плечи. Агнея подняла испуганный и растерянный взгляд. — Улетайте в Норвальд, миледи, больше вам здесь делать нечего. А мы отнесем новости принцу. Мне уже пора возвращаться.

— Нет, — она настойчиво мотнула головой, — я полечу к Сверру.

Кай прищурился, скрестил руки на груди и некоторое время разглядывал графиню.

— Вам нечего делать посреди военных действий. Возвращайтесь в Норвальд.

— Вы готовы бежать? Даже не пытаясь ничего сделать?

— Не говорите глупости, миледи, — Кай фыркнул. — Это королевские войска. Сколько выдержат эти стены?

— Леди Нора, — Агнея знала, что это не понравится драконам, и говорила осторожно подбирая слова, — поддержит нас. Если мы согласимся.

— Согласимся на что?

Агнея набрала воздуха и выпалила:

— Попытаться склонить Черного Принца к переговорам с королем Фредериком.

Презрение исказило красивые черты, лорд Кай огрызнулся одной стороной губ, ноздри расширились, выдавая раздражение.

— Никогда. — Он повернулся к своему офицеру, послушно стоявшему у стены. — Приготовьтесь к отлету. Хилль, а вы проводите леди в Норвальд.

Хилльберт неуверенно покосился на Агнею, прежде, чем кивнуть и увидел, что она не спешит соглашаться.

— Вы не имеете права распоряжаться мной, лорд Кай.

Он хотел ответить, но осмотрев всех оборотней, стоявших рядом, молча склонил голову.

Агнея вышла из комнаты и ее сопровождающие последовали за ней. У маленькой победы был привкус пепла. Они полетели сюда именно для того, чтобы помешать Нордварду и герцогу объединить силы, задержать королевские войска на Севере.

Оказавшись в своей комнате, Агнея попросила вина и уединения. В смерть Рагнара она не верила. Агнея закрыла глаза и откинулась на спинку стула. Она испытывала сожаление, досаду, даже чувство вины, но боли, той, которая должна быть, когда ты теряешь дорогого и близкого тебе человека — не было.

Перед тем, как улететь, Агнея хотела сказать Сверру, что не давала слово Рагнару, и не собиралась давать. Признаться, что он ловко подсунул ей подарок, и она послушно соглашалась на статус невесты, но никогда ею не была по сути. Обязательства не связывали ее.

И теперь, когда она должна бы была горевать о пропавшем друге, Агнея поняла, что была права. Даже, если все сложилось по другому, она бы не дала согласия. Сердце ее скребла другая тоска.

Герцог гнал корабли, не щадя ни людей, ни судов, соревнуясь с зимой. Тонкий лед в узких местах рубили с лодок топорами, разбивали веслами. Один корабль удалось поджечь разведке, но войско это не остановило. И к утру, когда в Топорном Ущелье на стену поднялась смена стражи, вдалеке уже показались первые паруса. Мокрый молодой снег валил густо, закрывая обзор.

Морщась от капель, стекающих в глаза, Агнея стояла между зубцами стены и пыталась рассмотреть незваных гостей. Ворота замка закрыли. Ржавые цепи опустили решетку. Давно уже стены Топорного не знали битв, а двери не одно десятилетие раскрывали для всех.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: