Мятежники

Размер шрифта: - +

Глава 20. Битва

Под тюремную камеру приспособили отдельную келью, пустую, холодную, к маленьким окошком и двумя койками. На одну положили раненого Сева и Агнея сидела возле него всю ночь. Старый добрый Алвис и мастер Рази, который выехал с Рагнаром и не смог покинуть его вместе с драконами, сделали все, что могли, но юноша уже не приходил в себя.

— Это я во всем виновата. Вам нужно было улететь сразу. Я всех подвела.

— Не говорите глупости, леди Агнея, — Хилль поднял графиню, осторожно поддерживая под здоровую руку, — не улетели бы мы. Это такого вы про нас думаете? Удрать? Севу уже не помочь. Алвис сказал, что до утра Севу не дожить. А вы, если будете гробить себя, тоже сляжете. У вас уже жар.

— Хилль, — Агнея не выдержала и всхлипнула. Ее мутило, голова кружилась, а рука стала совсем холодной и непослушной. — Я все не так делаю, а я не имею права на такие ошибки, за которые другие платят жизнями.

— Так вы сами для начала не помирайте, ладно? — Хилль попытался пошутить. — Вам в тепло бы. Рагнар вам комнату устроит.

— Не хочу его видеть.

— Так вы бы пошли, а? Нам тогда хоть не на полу спать. А? И Алвис рядом будет. Тесно здесь.

Агнея осмотрела серые стены кельи, а Хилльберт настойчиво вел ее к выходу. Еще один парень, который тоже выжил, отделавшись легким ранением, сидел, поджав ноги у окна.

Не успел Хиль подвести ее к двери, как та распахнулась навстречу. Юный рыцарь герцога с двумя аквалонскими стражниками, стоявшие за дверью, наблюдали за ними через окошко для подачи еды.

Агнея отпустила Хилля, но ноги дрожали и стены поплыли. Рыцарь подхватил падающую графиню на руки, но стражник отстранил его:

— Куда ты, хромой? Давай ее мне.

Агнея безразлично приняла чужую руку и подняла взгляд на юного рыцаря. Он сам вызвался сторожить оборотней и все время следил за драконами, пока Алвис помогал обработать раны. Агнея вежливо кивнула ему:

— Как ваша нога, сэр Андерс?

— Благодарю, я уже могу хорошо скакать верхом. — Графиня впервые заговорила с сыном Василиска, и юный Андерс смотрел на нее, настороженно, словно ожидая подвоха. Но Агнея даже не вслушивалась в ответ.

С тех пор, как Агнея увидела юного рыцаря, стоящего за спиной отца, на допросе графа, Андерс следовал за ней по пятам, с таким сосредоточенным выражением, будто она нарочно подкинула ему задачку, которую он никак не мог ни решить, ни бросить. И сейчас младший Василиск упрямо хромал за аквалонскими воинами до самой комнаты, провожая графиню. Постоял молча, переминаясь, с больной ноги, пока Агнею устроили в кресле у камина. Ее трясло. Стражники ушли за Алвисом, а Андерс так и остался в дверях. Агнея мельком глянула на юношу, он, кажется что-то хотел сказать, но опять нахмурившись уставился на пушистый ковер на полу. Самой говрить ни о чем не хотелось. Стыдно было греться у огня, когда Сев умирал на жесткой койке, а Хилль бродил по келье, превратившейся в тюремную камеру, с кандалами на руке.

Два кольца из особого черного сплава, изобретение южан, надетых на согнутую руку. Обернешься — и раздерешь крыло в клочья. Графине тоже хотели надеть такие, но Рагнар не позволил, и ее ограничили обещанием не пытаться сбежать или вернуться к Черному Принцу.

Сидя у камина Агнея разрывалась от страстного желания раствориться в ласке тепла и чувства вины, но жар огня окутывал и баюкал уютным смолистым ароматом. Она прикрыла глаза, вновь и вновь припоминая разговор с герцогом.

Без шлема она хорошо рассмотрела лорда Хардальфа. Это оказался старик, разменявший уже пятый десяток, словно высеченный из камня. Жесткий профиль, военная стать, сжатые кулаки, способные, кажется, пробивать стены. Даже сейчас, в его годы, латы на нем были стянуты в талии, как на юнце. Седые щетинистые усы, короткие каштановые волосы, еще не побелевшие окончательно и резкий пронзительный взгляд, словно режущий насквозь.

— Вы возжелали восстать против воли и власти короля Фредерика.

— Прошу прощения, ваша светлость, позвольте напомнить, что вы в землях Владыки Севера, — деликатно напомнила леди Нора.

— Я не страдаю забывчивостью, миледи. Север — часть Королевства, и король Фредерик по прежнему правитель Четырех Путей. И лорду Дорвигу придется об этом вспомнить, если он хочет сохранить свое положение.

— Ваша милость, — Агнея запиналась, вздрагивая от боли, но старалась стоять прямо, без поддержки Рагнара, — леди Нора поступила так согласно моей просьбе. Орден не принимает участие в восстании.

— Вот как?

— Леди Нора хотела лишь мира, и больше ничего, ваша светлость.

— Мира? — герцог подался вперед на стуле, выражая нарочитое удивление. — Какого еще мира?

— Между людьми и драконами. — Она заметила, как переглянулись лорды и рыцари. Как мрачно и задумчиво гладил усы старый Василиск, и сузились в щелочки глаза герцога. Агнея обменялась быстрыми взглядами с леди Норой, прочтя молчаливое одобрение и добавила, не спуская глаз с Хардальфа. — Между королем Фредериком и принцем Северианом.

Герцог громко фыркнул и со смешком откинулся обратно на спинку стула:

— Черный Принц готов преклонить колени перед дядей?

Агнея понимала, что сама едва верит в такой исход, но все-таки твердо кивнула и деликатно ответила на насмешку:

— Мы не исключаем и такой возможности. Во всяком случае, стоило бы рассмотреть случай перемирия и переговоров. — Хардальф презрительно скривился и в Агнее проснулась холодная дерзость, которая была сейчас совсем не к месту. — И ведь Севериан — ваш законный король. По старшинству крови, по праву наследия.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: