Мятежники

Размер шрифта: - +

Глава 21. Принцесса

Dum spiro spero

(лат. “Пока дышу, надеюсь”)

 

— А Сверр… так, принц, Севериан, Черный дракон, он так ревел. Я не слышал такого. Уши заткнуть хотелось, — Малыш сбился, как будто вместо слов глотал колючки, — и не смотреть. Стыдно смотреть стало, больно. Он… Не кричат так драконы. Никто подойти к ним не решился. И стрелять больше не стал. И Андерс отбой затрубил. Рагнар только подошел. Прямо так и пошел, даже на крыло наступил принцу. И взял леди Агнею на руки. Попали ей стрелой прямо под лопатку. А этот болт, металлический… стреляли то в дракона, да с близкого расстояния. А попали в нее, стало быть. Так Рагнар ее и нес, кровь между пальцами и болт этот торчит. А он… А Севериан. Вот знаешь. Как будто это его убили. Когда Рагнар ее забирал, он в человека обернулся, но не удержал. И смотрит вслед, и на руки свои, в крови. Так его и потащили.

— Сдался? — ахнул незнакомый девичий голосок.

— Он ушиб спину. Пониже спины, когда падал. Рази говорит, хромать будет время от времени, но на ноги встал. Он сильный. А тогда он подняться не смог. Его так и потащили…Знаешь, не могу я…

Малыш отхлебнул, и, помолчав, продолжил:

— Так и тащили, на коленях. А он только смотрит вслед Рагнару и ничего больше. Вот плеснешь водой на костер, и нет огня. Вот его как потушили. Рагнар сам отвернулся. Сверр даже когда проигрывал, побежденным не был. Никогда. Рагнар, сколько я знал их, задирал его, и командовал, и женщинам не давал проходу, если кто на Сверра посмотрит. Рагнар сам из Сверра воина воспитал, а одержать верх не мог. Так мне думается. А тут отвернулся. Говорит, это не победа. Такой я победы не хотел, сказал. Вот и думать так, победа или не победа. Они знаешь, потом, на переговорах. Сидят и смотрят друг на друга. Вот смотрит так Сверр, молча, на Рагнара, а понятно — ты жив, я жив, а зачем? А Севериан кроме Рагнара ни с кем и разговаривать не стал. Рагнар как пес, зубами вцепился, не дам его, говорит, казнить, все сделаю, а не дам. И ведь сделал. А Севериан сидит, молчит. Словно ему вообще все равно. Хотя его сейчас вешай, хоть королю вези. Молчит, и все.

— А как же леди Агнея?

Голос у девушки совсем молодой, дрожит. Малыш сдвинул какие-то склянки, скрипнул стул.

— Так да, ага. Рагнар несет ее на руках, значит, прижал, а сам все смотрит на жилку на шее, дышит или уже нет. И я тут. Он меня значит. Кандалы эти к псу. Говорит, летите. Замок снеси, землю рой, лекарская нужна.

— И ты полетел?! Там же еще бой шел. И пожар был! — восторженно спрашивает девушка.

Малыш смутился:

— Да я и не думал ничего. Оторвал кусок какой-то палатки побелее, и в замок. Вроде, как переговорщик, чтобы не убили на лету. А Рагнар тем временем бой остановил. Он и на Андерса, и на графов всех наорал, представляешь. Он… не при леди… А я к Хэммингу. Все, говорю, кончено. Так вот.

Скрипнул стул, девушка вздохнула. Малыш прошелся по комнате, отворил створку окна, впустив внутрь мелкие щекотные снежинки и терпкий морозный воздух..

— А ихний Алвис потом пытался болт вытащить, и, невозможно, говорит, легкое задели. Болт драконий. Никто после такого не выживет. Все уже, говорит, сердце сейчас остановится. Ничего сделать нельзя.

— Так как же?!

— И Рагнар говорит, значит, человек не выживет, а дракон — может. Только нужно заставить ее драконом обернуться. И Алвис какой-то пузырек волшебный достал, чтобы сердце забилось, чтобы она в сознание пришла, стало быть.

— Неужели заставил? Чародей?

— Кто его знает. А там и Хэмминг уже, и марочные эти, и Андерс, и монастырские. А Алвис леди Агнее капли свои дает, и по груди ладонями. Дыши, дыши только.

Девушка всхлипнула. Малыш тоже перевел дыхание и на время умолк.

— И Рагнар ей кричит. Драконом, драконом. Кричат, по щекам бьют. Кровь так и течет. А она вздрагивает, глаза не открывает. Но лекарь все дальше, и еще ей капает. Давай, говорит, ну, дыши, драконом. И ничего. Рагнар сел на пол, кровь по лицу размазывает. Ладони то все в крови. Лекарь плечи опустил. А она тут как раз, и обернулась. Рагнару, видала, щеку как подпалило, и волосы, она его крылом сшибла. И лекарю, тому еще больше досталось. А он и не чувствует. Рагнар дракона за шею схватил, дыши только. Долго Алвис с ней потом возился. Но меня уже выставили прочь. И за Рази послали. Он ведь драконов бывало уже, с того света вытаскивал. И леди Агнее пока в человека назад никак, Рази боится, что легкие не выдержат.

— А принц Севериан что же? — девушка едва не расплакалась. — Он ведь думал, что она умерла уже. Как ужасно! А он же ее любил, правда?

— Правда, правда. Признаваться только боялся. Мне, говорит, все равно. И опять все про нее, только мне, говорит, все равно. Ага. А они, эти королевские, кандалы ему одели. Что ему эти кандалы, если бы он захотел вырваться. Они думали, железки его удержат? Только он и не пытался. Сидит и молчит. Даже не ел ничего, воды выпьет, и опять сидит молчит. Видала, какой он сейчас, одна тень и осталась. Потом ему сказали, что надежда есть еще. Только не знал никто, выживет графиня или нет. Рагнар все возле нее дежурил. И потом, как заходим к Сверру с Рагнаром, принц сначала дождется, чтобы Рагнар ему сказал, мол, жива, только тогда и разговаривает, а иначе из него хоть калеными клещами слова тащи.

Малыш умолк. Девушка тихонько всхлипывала.

Агнея заворчала и попыталась сменить положение, тело затекло.

— Леди Агнея, — подскочил Малыш, — что-нибудь нужно?

Она открыла глаза и едва покачала мордой.

— Вы лежите смирно. Рази так велел. А он великий лекарь.



Ирина Яхина

Отредактировано: 24.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: