Мымрогедон или тяжело быть девушкой в розовом пальто

Размер шрифта: - +

Глава 1.

«...а в остальном, прекрасная маркиза...»

 

 

- Мымра! – заорал Жорик, местный мачо уездного разлива.  – Да кому ты нужна! Подумаешь – цаца, да у меня таких на рубль – десяток!

 Я поудобнее перехватила черенок от метлы, и сделала шаг в сторону Жорика. Тот резво отпрыгнул, потирая ушибленное плечо.

- Ну как есть – мымра!  - Жорик резво потрусил к машине и, оказавшись в спасительном салоне, уже более смело продолжил -  ты еще сама ко мне прибежишь!

 Машина резко рванула, взвизгнув шинами. Я устало облокотилась о  дверной косяк, возвращаться в подсобку не хотелось, но было необходимо.

В подсобке был погром, коробки валялись, раззявив свое нутро и вывалив содержимое. Пара банок разбилась и все, что находилось на полу, было безвозвратно испорчено. Мысленной подсчитывая, на какую сумму я попала, матерясь себе под нос, начала уборку.  Мне бы сейчас фею-крестную, или мальчика –пажа, на худой конец. Путь он  не волшебник, а только учится, но уж убрать то он в состоянии. Помахал бы волшебной палочкой, да врулил бы мне хрустальный башмачек.

 Вместо хрустального башмачка, мой взор уткнулся в ботинки Gucсi сорок пятого размера. Судя по размеру и по фирме, мне и голову поднимать не придется, и так ясно, вместо феи прибыл пипец, в лице моего работодателя Ильдара. Нет, Ильдар нормальный мужик, и его придорожное кафе не самое плохое место работы, тем более в маленьком городке. Но третий погром за неделю, даже для его золотого сердца – перебор.

- Вай, девочка, опять? – Ильдар присел рядом со мной.

- Я все возмещу! Честно! – попыталась оправдаться я.

-  Уезжать тебе надо. Не оставит он тебя в покое, а я с вашими страстями разорюсь.

- Да некуда мне уезжать, одна я, не знаю о родственниках  ничего – загрустила я, понимая, что сейчас меня уволят.

- Так может это и хорошо, что никого нет? – все дороги открыты. – Ильдар поднялся и заставил подняться с пола меня. – В общем так, возмещать ничего не надо, но работать тут ты тоже не сможешь.  – Вот, держи, это твоя зарплата – он достал из портмоне деньги и протянул мне.

Первая реакция была – отказаться, но потом здравый смысл взял верх и деньги я взяла.

Ильдар поморщился и потер виски.

- Что, опять голова болит? Давайте полечу. – и усадив хозяина на стул взялась за его голову.

Была у меня такая особенность – могла лечить наложением рук. Не все и не всегда, но головную боль  получалось снимать и могла останавливать кровотечения. Толком объяснить свои способности я не могла, списывала на сверх естественное и на последствия того, что когда мне было  пять лет рядом со мной в дерево шарахнула молния. Волной меня тоже нехило приложило о ближайшую стену.  Вот после этого мама и стала замечать, что если у нее болела голова, то я своими поглаживаниями боль снимала.  Правда были и еще последствия – кода я сильно злилась, то могла ощутимо шебануть током. В школьные годы меня стали из-за этого обходить стороной и старались по пустякам не злить.

- Добрая ты девушка, Стелла. – мой теперь уже бывший хозяин виновато взглянул на меня. – Правду говорю, уезжать тебе отсюда надо. Не даст этот засранец тебе житья, а связываться с этим козлом никто не будет.

- Угу,  - кивнула я  и пошла забирать свои личные вещи.

Вообще то моя жизнь, еще такая короткая – сплошные взлеты и падения. Может всему виной  имя, которое по каким-то причинам так понравилось моей маме, что она рискнула записать его в моей метрике  рядом с отчеством Сигизмундовна и фамилией – Безымянная. Да, да, я – Стелла Сигизмундовна Безымянная.  Я не знаю, откуда живя в маленьком уездном городке, у мамы возник интерес к этому имени, мне всегда было интересно, где она в среднерусской полосе нашла Сигизмунда. Кроме имени, об отце мне ничего известно не было, мама отмалчивалась, а я не сильно расспрашивала.

Учитель словесности в школе, почитав мои имя и фамилию в журнале,  иначе как Безымянной Звездой меня не называл.  Это прозвище приклеилось ко мне намертво, и в школе ко мне иначе как Звезда никто не обращался. Если при этом учесть мой высокий рост, копну рыжих вьющихся волос и выдающиеся глаза – то образ будет завершён.

Глаза у меня, и правда,  выдающиеся. Вернее разные. Не в том смысле, что один правый, а  другой левый. А в том, что один синий, а другой зеленый. В общем, в народе это называют – химерой.  А когда выяснилось, что я непонятно каким образом могу врачевать и биться током, то за глаза меня еще и ведьмой стали называть. Так что подруг у меня особо не было, парней тоже и к своим 24–м годам я приблизилась в одиночестве и на должности официантки-продавца в придорожном кафе нашего городка.

Да в принципе, уже, как бы и не работала.

Собрав свои нехитрые пожитки, и привычно, нацепив очки с дымчатыми стеклами, поплелась домой.

Еще август был в самом разгаре, а наши магазины уже во всю готовились к осеннему сезону. И в одной из витрин, режа глаза барышням в открытых сарафанах, шортах и мини юбках, красовалось осеннее пальто. Я бы даже сказала – Пальто. В общем, это была мечта.  Классического кроя, и выдержанного розового цвета. Вообще я не люблю розовый цвет в принципе, а  уж если вспомнить, что розовый диссонирует с рыжими волосами, то моя нелюбовь была оправдана и в частности. Но это был цвет, который в какой-то классике назывался – пепел роз. Может он так вовсе и не назывался, но мне почему-то думалось именно так.



Ал и Ко

Отредактировано: 18.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться