Мышь в Муравейнике 2: Жук

Глава 5. Ночевка

Лекс заходит ко мне после зарядки, но еще до завтрака. Оказывается, его все это время продержали в карцере за то, что он якобы припозднился с выполнением задания, хотя наоборот, это ему его поздно вчера прислали. Но очевидно, что эту несправедливость придется проглотить. Промерзший до костей, он садится на пол прачечной, прижимаясь спиной к теплому боку работающей машины. Я его еще сверху одеялом накрываю.

Вслед за Лексом забегает и Кейт. Отношение к ней среди курсантов выровнялось, а ее подруга Райли даже похвалила за проявленную на экзамене выдержку, однако Кейт все равно еще не может пережить пока своего провала. Это мы тоже обсуждаем минут пять, а потом Лекс интересуется, что у меня происходит с Морисом. Я рассказываю друзьям о его предложении.

- Очевидно, тебе нужно согласиться на это, - считает Кейт. – Тебе же нужен опыт, даже если все пройдет ужасно.

На этом к нашей компании присоединяется Ристика, которая сразу уютно устраивается под одеялом с Лексом. Неловко, но обсуждение моей проблемы продолжается, так что девушке объясняют, кто вообще такой Морис.

- Мужчины терпеть не могут неопытных в этом плане женщин, - продолжает Кейт, которые ничего не умеют. С ними много возни и никакого удовольствия. Скажи, - обращается она за поддержкой к Ристике. Та лишь пожимает плечами. - Раз этот твой Морис сам предложил, надо хвататься за этот шанс. Он конечно на вид так себе, да еще очевидно с тараканами в голове, но, положа руку на сердце, это твой уровень.

Я хмурюсь. По существу я не могу с Кейт не согласиться, но следовать ее совету мне очень не хочется. Даже когда Морис меня просто за руку берет, мне уже неприятно.

- А я считаю, что раз он тебе не нравится, то ты не должна себя насиловать, - возражает Лекс.

- С чего ты взял, что он ей не нравится? – возмущается Кейт. – Да он ей подходит как нельзя лучше.

- С чего, с чего, - ворчит Лекс, - я же не слепой.

Порываюсь подтвердить это, но как-нибудь мягко, поскольку я ведь и сама отнюдь не ценный приз – ни внешности, ни пылкости, ни, как уже сказано, умения, так что привередничать мне не следует. И все же, так ли мне вообще все это нужно? Жила же все это время без плотских удовольствий и ничего. Вот только как об отказе Морису необидно сказать?

- А я согласна с Лексом, - вступает Ристика. – Если нужен опыт, покажи лучше, кто тебе нравится, и я все устрою, - неожиданно предлагает она без тени сомнения.

Я невольно улыбаюсь, вспомнив о тех, кто мне нравится. Точнее говоря, они меня бесят, ужасают, удивляют и вызывают еще множество разнообразных не совсем положительных эмоций, и, пожалуй, это ближе всего к слову “привлекают”. Я, конечно, не буду рассматривать предложение Ристики всерьез, но это чертовски мило с ее стороны.

- Короче, я высказала свое мнение, - немного надулась Кейт. Она встает с тюка простыней, на котором сидела, и, махнув нам, выходит из комнаты. И через секунду мы слышим ее взбешенный крик. – Эта сволочь стояла здесь и подслушивала! – рычит она, снова заглянув в прачечную. – Имейте ввиду!

- Уточни параметры сволочи, - просит Лекс.

- Да Мин это, Опарыш, чертов сукин сын! – выплюнув это, Кейт уходит на завтрак. Через минуту мы все следуем туда же. Еда проходит практически в тишине, и я все время прокручиваю в голове, что он мог услышать, и представляю, как он это сможет использовать.

Кейн ловит меня, когда я уже возвращаюсь к себе, прямо на входе на склад. Выглядит совсем иначе, чем вчера вечером – спокойным и даже почти счастливым. Явно что-то нехорошее случилось.

- Опарыш проинформировал меня о твоих планах лишиться наконец девственности, - ухмыляясь говорит он, а я чуть не падаю. – Я, конечно, не против, но прежде я как твой шинард должен увидеть кандидата, - продолжает меня смущать, пока я не вырываюсь и не закрываюсь от него в ванной. – И вообще я должен присутствовать и проконтролировать процесс! – кричит он уже через дверь.

Наговорив еще кучу пошлостей, к началу занятий Кейн уходит, а я продолжаю сидеть на полу ванной, прижавшись головой к холодному кафелю. Понимание, что в сложившейся ситуации виновата только я, давит даже сильнее, чем острое ощущение собственной ущербности. Делать то, что я обычно делаю, когда все настолько плохо, что в голове вместо мыслей сгущается горячий туман -  не чем, обломок лезвия лежал в украденной у меня сумке, так что, размотав шарфик на руке, я вцепляюсь в нее зубами.

 

Успокоившись, иду перестилать постели и заодно положить чистое белье Кейна к нему в ящик по нашей давнишней договоренности. Но, выдвигая этот пустой ящик, чувствую что-то не то. Он не заедает и вес вроде не увеличился, но что-то едва уловимое поменялось.

Подойдя к выходу из спальни младших офицеров, выглядываю в зал и прислушиваюсь. Нет, все на занятиях, все спокойно. Вернувшись, я вытаскиваю ящик полностью и переворачиваю его. И действительно к его днищу на двусторонний скотч оказывается прилеплена та самая папка, которую я уже видела в руках у Кейна утром вчерашнего дня. Вряд ли это просто похожая папка. Эту ночь он дежурил и провел здесь, так что вполне возможно с момента встречи с тем странным человеком, он просто домой не заходил и припрятал компромат на некого другого офицера здесь.



Дана Обава

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться