Мышь в Муравейнике 2: Жук

Глава 15. Кровь

Сознание возвращается в один короткий неприятный момент, сразу вместе со всеми воспоминаниями. Я лежу в темноте на холодном каменном полу не в состоянии двинуть ни рукой, ни ногой, в полной беспомощности. Вместо ощущения своего тела, только чувство сковывающей тяжести, привязывающей меня к одной точке пространства и к одному положению. Но ведь таков и был план Мориса, чему уж тут удивляться. И в отличие от меня он точно знал, как добиться желаемого. У меня же оставались лишь надежды на чудо. Морис дал мне понять, что у меня еще есть время подумать, побороться или хотя бы принять неизбежное. Но это время оборвалось внезапно, в этом он меня обманул.

Не знаю, можно ли находиться в ужасе и бешенстве одновременно, но у меня это, кажется, получается. В отчаянной попытке я пытаюсь вернуть себе контроль над собственным телом, что сейчас означает и над жизнью. И неожиданно у меня это получается. Подскочив с пола, дезориентированная, я падаю снова на эту жесткую поверхность – единственное, что мне сейчас понятно в этом мире. Тяну руки к шее, но нащупываю только холодную кожу и пряди волос. Все, черт возьми, так как было раньше. Прежде всего, я чувствую сладкое облегчение, но всего на секунду, прежде чем тревожные мысли вновь не заполняют мою голову.

Ощущения тела постепенно возвращаются ко мне обратно. Приходя в себя, нащупываю в кармане часы Редженса – они оказываются на месте, а потом в другом кармане и тяжелые часы – несостоявшийся приз в игре Мориса. Итак, все на месте, а я не обездвижена, как мне с перепугу показалось сразу после пробуждения, значит Морис, может, и вовсе до меня не добрался. Все же, не все идет по его плану. Вот только дурацкий робот украл у меня время. Скорей всего он украл у меня все время, что у меня было для спасения Лекса.

Впрочем, найденный компьютер мне все равно ничем помочь бы не смог, а больше у меня идей не осталось. Разве что, освободить Мориса и силой заставить его выпустить Лекса. Не знаю, как именно его на это уговорить, но сейчас я его уже морально готова в баранку скрутить, если потребуется.

Я вскакиваю с пола, одновременно включая найденный наконец фонарик. Вожу лучом по стене в поисках выхода и только теперь понимаю, что нахожусь совсем в другом помещении!

Как же так?! Все мои умозаключения оказались неверны. Мой план, мой настрой сразу же стали бессмысленными. То есть Лекса мне теперь точно никак не спасти – эта мысль пугает меня больше собственного неприятного положения. Она приводит меня в отчаяние.

Вытянутая комната с голыми каменными стенами с одного конца заканчивается решеткой. Я бросаюсь к ней и свечу вперед, стараясь разглядеть окрестности как можно дальше. Передо мной темный коридор, конца которого мне не увидеть, но ответвление от него совсем недалеко. Рядом с ним лежит обглоданный скелет и раскиданы кучки каких-то ошметков, которые мне что-то напоминают.

Прямо возле решетки, в широкое обрамление по ее краям, вделано переговорное устройство без экрана с одной лишь кнопкой. За самим же обрамлением в недосягаемости для меня стоит какой-то предмет. Я разглядываю его, когда вдруг позади себя слышу кашель и шевеление. Ругая собственную неосмотрительность, бросаюсь назад к глухой стене комнаты. Там, завернутый в неприметное серое одеяло, кто-то лежит, и пару секунд я пребываю в надежде, что все же Морис оказался не настолько жесток и не дал Лексу умереть от удушья в подстроенной в технической шахте ловушке. Я трогаю сверток, и человек внутри него поворачивается ко мне. На меня теперь смотрит знакомое лицо, но не моего друга.

Среди взлохмаченных волос, я вижу удивленное и испуганное лицо Паломы. Она жмурится из-за света фонаря, но разглядев меня, тут же со сдавленным криком бросается мне на шею. Мне стыдно, что я совсем забыла о ней, и стыдно, что я не так рада ее видеть. Все мои мысли и тревоги только о Лексе и больше ни о ком.

- Ты знаешь, как оказалась здесь? – спрашиваю Палому, старательно имитируя сочувствие.

- Я не знаю даже, где это здесь! – плачет девушка, крепко вцепившись в меня нервным захватом. – Я засыпала ночью в апартаментах Мориса, чувствуя себя почти в безопасности, а проснулась в каменном мешке с решеткой и понадеялась, что вижу кошмарный сон! Но он не рассеивается! Это хозяева игры поместили нас сюда, да? Добрались-таки до нас! Что им от нас нужно?!

- Хозяева игры – это Морис, - говорю я со вздохом.

- Не может быть, - всхлипывает Палома с ужасом.

- Увы, это точно, и, похоже… - я собираюсь рассказать ей обо всем. В том числе о том, что знаю, где именно мы сейчас находимся. Естественно, это подземелье, но явно это то самое место, где мы с Лексом повстречали ходячий агрегат предшествовавшей нам расы людей, населявших Муравейник. То есть мы совсем недалеко от лагеря падших. И агрегат этот Морис явно каким-то образом научился использовать в своих целях. Но я не успеваю ничего рассказать, потому что переговорное устройство оживает.

- Девушки, - говорит оно голосом Мориса, - подойдите ближе.

- Морис! – я первая подбегаю к решетке, так как Паломе еще нужно выбраться из обмотанного вокруг нее одеяла. – Что с Лексом?!

- Ты проснулась раньше, чем я ожидал, но прошло уже достаточно времени, чтобы уверенно сказать, - отвечает Морис отстраненно, - что он нам больше не помешает.

Я падаю на колени, как раз когда Палома подходит ко мне:



Дана Обава

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться