Мышка

Размер шрифта: - +

6.2

   День Ранней Весны был самым любимым праздником эльфов Эвбеона. Все залы в обители леди Катраин украшались цветами и светлыми тканями, эллет надевали исключительно новые платья и украшения, менестрели писали новые произведения, а на стол подавались изысканные закуски, а из погребов доставались лучшие вина. Все танцевали, пели и праздновали окончание зимы. 

   Все были в садах Владычицы, и в лесу было тихо. Эльдин легко бежала по тропинке, освещенной лунным светом, пересвистываясь с родными соловьями. 

   Внезапно княжна замерла и резко повернулась. Она была уверена, что меж деревьями мелькнула тень. В руку лег прохладный эфес меча, который был готов в любую секунду вылететь из ножен. Но когда на девушку набросились сзади и зажали рот и нос влажной тряпицей, пахнущей чем-то сладковатым, она не успела ничего сделать. Луна качнулась в глазах и уплыла в черный туман. 

   Очнулась Эльдин в постели, застеленной свежим душистым бельем. Чуть приоткрыв глаза, девушка огляделась. Судя по всему, она находилась в каком-то небольшом лесном домике. На столе у окна стояли свечи и блюда с вяленым мясом и фруктами. 

   По горлу горячей волной потек страх. Забыв об осторожности, она распахнула глаза и села. Секунды хватило, чтобы понять - руки и ноги крепко связаны. Кровь зашумела в ушах. Девушка завертела головой и узнала дом, в котором находилась: здесь останавливались на ночь хранители границ в долгих дозорах. Слух уловил шаги, дверь открылась, и княжна оцепенела - в сторожку вошел Риаган. 

   - Моя светлейшая княжна, - он приблизился к Эльдин. От его приторного голоса и дурного предчувствия, Эльдин затошнило. 

   - Что ты наделал, Риаган… - прошептала княжна, боясь шевельнуться. - Ты лишился рассудка?.. 

   Эльф приблизился к ней и сел рядом. 

   - Любимая моя княжна, я ведь полюбил тебя с первого взгляда. Я не могу найти слов, чтобы передать тебе, как я восхищен тобой - твоей красотой, твоей лучезарностью. Ты как лилия. Прекрасная, нежная, ранимая. Любимая, - голос эльфов превратился в лихорадочный шепот. Он протянул руку к Эльдин, но она отпрянула от него, глядя на княжича глазами, блестящими ужасом. 

   - Неужели ты думал, что я отвечу тебе взаимностью? Я люблю другого, Риаган…

   - Хадора. 

   - Хадора, - эхом отозвалась Эльдин и вздрогнула от страшного крика:

   - Не смей говорить это имя при мне! - рявкнул княжич, но тут же схватил руки девушки и начал покрывать их порывистыми поцелуями. - Он никогда не будет любить тебя так, люблю я. Он не достоин тебя, не достоин даже смахивать пыль с твоих сапог… 

   Эльдин отняла руки. 

   - Риаган, принеси мне воды? Я очень хочу пить, - последние силы уходили на то, чтобы голос не дрожал. - И развяжи мне ноги. Мне очень неудобно и больно… 

   Княжич на секунду замер, оценивая риски, но все же начал возиться с веревками. Когда с узлами было покончено, эльф наполнил кубок игристым вином и протянул его девушке. 

   - Нет, Риаган, принеси воды. Прошу тебя, - голос Эльдин сбился на шепот, она умоляюще взглянула на княжича.    Тот дрогнул. Взял со стола кувшин и вышел из сторожки. Выждав с минуту, девушка встала, покачалась, разминая затекшие ноги, и подкралась к двери. В сотне метров вниз по тропе бил ключ. Риаган направился бы к нему. У Эльдин было несколько минут, чтобы сбежать. Но дорога была одна и проходила она мимо родника. Стиснув зубы, Эльдин скользнула в открытую дверь и помчалась через лес в противоположную от тропы сторону.



Кира Кадена

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться