Мышка в академии магии

Глава 7

Британи стояла в одном из многочисленных внутренних двориков и, пользуясь возможностью, тренировалась. Казалось, все ее существование отныне превратилось в один нескончаемый практикум. Сначала обязательная утренняя зарядка, та самая, за которой, по словам Мердока, пристально наблюдал с балкона ректор. Наклоны, приседания, бег. Считалось, физическая активность стимулирует умственную, поэтому занимались все: и будущие «архивные крысы», и боевики. Для последних это так, орешки щелкать, на занятиях по физподготовке их гоняли до седьмого пота, а та же Бри мучилась, буквально через минуту превращалась в мокрую курицу. Крайне неуклюжую курицу, которая сегодня, к примеру, не смогла подтянуться на турнике. И если бы только не смогла – позорно плюхнулась на пятую точку под громкий хохот и свист мальчишек.

Девушка помнила свои злые слезы. Не столько больно, сколько стыдно. В школе они исключительно учились, Бри не привыкла к физическим нагрузкам. Ну, разве только ящики с рассадой перенести, перетаскать в оранжерею мешки с удобрениями. Но это не каждый день, от силы раз в месяц. Порой ей казалось, она навечно останется слабой и никчемной. Спасибо, на зарядке оценок не ставили, иначе Британи потеряла бы всякие шансы удержаться в академии. Но сейчас ее мысли занимало другое. Уставившись на букашку с черными круглыми пятнышками, девушка отчаянно пыталась прорастить былинку на ее крыльях.

Трансфигурация не зря с самого начала вызвала оторопь, Британи Орув надежно закрепилась в числе отстающих. Другие стихийники научились с помощью дара видоизменять предметы. Самые способные могли превратить ту самую букашку на минутку в камушек, столь же яркий, привлекательный. Или поменять цвет ее тельца. Бри не могла ничего. Пылинки земли на насекомом не помогали. Уж не ошиблись ли в приемной комиссии, вдруг на самом деле ее дар не больше, чем у матери. Самой сильной в роду Орув считалась бабушка, именно поэтому она контролировала не только маленький семейный бизнес, но и все аспекты жизни домочадцев.

Минута, другая – с букашкой ничего не происходило.

От напряжения голову сковало железным обручем. Британи помассировала виски и попробовала снова. Когда-нибудь должно выйти! А если не выйдет, через час Арсан Лука опять отчитает Бри перед всеми, доведет до свекольных щек.

Девушка вздохнула. Трансфигурация – слишком сложный предмет, Бри узнавала, он значился в расписании далеко не всех факультетов. Вот зачем стихийникам уметь преобразовывать предметы?

В животе бурлило, но Британи не спешила в столовую. Можно быстро перекусить по дороге в аудиторию, попросить завернуть в платок пару пирожков. Да в ожидании выволочки все равно кусок в горло не полезет.

Ну же, ну! Бри нетерпеливо притопнула ногой. Кончено! Насекомое уползло, теперь магии его уже не достать.

— Он меня убьет! – прижавшись лбом к нагретому солнцем камню, пробормотала Британи. – Или, того хуже, велит немедленно убираться в Диж. Как мне на глаза родителям показаться? Уезжала покорять академию и вернулась с поджатым хвостом. И месяца не продержалась.

Бри с надеждой осмотрелась: нет ли поблизости еще чего-нибудь для опытов? Ладно, мох подойдет. Если девушка изменит его оттенок, получит «плюсик».

— Заботитесь о фигуре?

Пальцы Британи дрогнули, невидимая ментальная связь порвалась, мох остался изумрудным. В памяти всплыла ночь, окно палаты Кей, странные видения в зеркале.

— Голод до добра не доводит, — продолжал увещевать ректор у нее за спиной. – Он ослабляет организм, делает движения неточными, а мага – слабым.

— Я… Я скоро пойду обедать, мастер Лабриан! – практически упершись подбородком в грудь, пробормотала девушка. – Я тренировалась.

Продолжать стоять к ректору спиной невежливо, и Бри повернулась, надеясь, что вылеченный ей цветок не засох или не случилось еще чего-нибудь дурного. Увы, ожиданиям ее не суждено было сбыться: Гвен сжимал в пальцах розы. Девушка сглотнула. Напрасно она себя убеждала, что цветы давно завяли, интуиция упорно твердила: это те самые розы, которые Бри потеряла под окном Кей.

— Вы обронили. – Ректор протянул ей цветы.

Со стороны выглядело… И ведь все смотрели, несомненно, подумали…

Опустив руки по швам, Бри залилась краской. Зачем он так с ней? Господину Лабриану ли не знать, какие слухи пойдут. Секретарь факультета наверняка уже разболтала об особом указании насчет Британи, теперь еще цветы – и роман готов. Злые языки быстро припишут поступление в академию любовной связи с Гвеном.

— Они не ядовитые. – Ректор едва заметно усмехнулся. – Ну же! Во время нашего знакомства вы были не в пример бойчее.

— Тогда я еще не догадывалась, кто вы, мастер Лабриан. И это цветы Кей. Если уж вы их все равно нашли…

— … то и решаю, как с ними поступить, — закончил за нее Гвен и, устав ждать, вложил в руки букет.

Британи оторопело уставилась на розы. Она могла бы разжать пальцы и уйти, но, как всякая природница, девушка любила растения. Смирившись с участью самой обсуждаемой персоны академии, Бри поднесла букет к лицу, принюхалась. Поразительно, будто только что срезали!

— Спасибо, — смущенно поблагодарила девушка и, сглотнув, спросила: — Сколько штрафных баллов мне полагается?

— Нисколько. Добрый день, Мерк! – попутно поздоровался с проходившим мимо преподавателем господин Лабриан.



Ольга Романовская

Отредактировано: 25.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться