Мышки умеют играть

Глава 5

- У меня гораздо больше вопросов. - говорю я, следя за одинокими фигурами на лужайке. Мужчина в фермерской одежде и женщина в чем-то вроде горничной. Они мельтешат вокруг, казалось бы, не обращая внимания на расколотую Луну и массивную туманную планету в небе.

К тому времени, как двое незнакомцев исчезают, я понимаю, что Аскер все еще поддерживает меня, одна рука обнимает меня спереди, а другая обнимает за талию. Я вырываюсь из его объятий. Он больше не делает попыток поймать меня, позволяя мне установить некоторую спасительную дистанцию между нами.

- Все это не имеет никакого смысла. Что это за место?

- Терра. - повторяет он.

- Я слышала тебя в первый раз, но спрашиваю не об этом. - я отшатываюсь от окна, не в силах оторвать взгляд от чужого неба за окном. -Мы что, в космосе?

Одна из его бровей чуть приподнимается.

- Мисс Гринн, все сущее находится в пространстве.

- Разве мы находимся не на Земле?

Я настаиваю, отчаянно нуждаясь в неопровержимых фактах, в чем-то осязаемом, за что можно ухватиться, падая в этот странный         омут.

Он указывает на стул, который раньше использовал, чтобы поймать меня в ловушку.

- Вы, кажетесь, очень утомленной. Не хотите ли присесть?

Я качаю головой, давая понять, что больше никогда не сяду на эту штуку. Я даже не уверена, что когда-нибудь смогу сесть на что то, не вспоминая об этом.

- Как далеко от Земли? – спрашиваю я, затаив дыхание.

- Примерно в двухсот миллионах световых лет.

Дрожь пробегает по моим ногам. Я хватаюсь за один из столбиков кровати, чтобы не упасть.

- Как же так... Нет. Нет. Это невозможно.

- Тропы соединяют наши миры, как это было с самого первого дыхания времени. Арнольд переправил вас через одну из них. Вот так вы и оказались здесь.

- Но это заняло всего секунду!- я кричу, хаос моих мыслей сливается во что-то холодное и темное.

Была ли это действительно секунда, или они спали в этой яркой пустоте годами?

Возобновившийся страх впивается когтями в мои кости, когда Адриан объясняет:

- Время и пространство меняются при переходе.

- О Боже мой! Как долго я здесь?

Слегка прищурившись, он достает из жилета золотые карманные часы и смотрит на циферблат.

- Чуть больше шести часов.

Мой первоначальный прилив облегчения становится свинцовым ощущением в желудке, когда я вспоминаю извращенную физику планеты Миллера в межзвездном пространстве, где сильное замедление времени, вызванное соседней черной дырой, превращает каждый час в семь лет.

- А сколько прошло на Земле?- спрашиваю я.

Пожалуйста, пусть это будет не сорок два года. Пожалуйста.

Между его серебристыми бровями появляется складка.

- То же самое количество времени, я полагаю.

- То же самое? Итак, шесть часов? Четверть дня?

- Скорее десятая часть, - поправляет он.

Видя, как мое лицо смущается, а затем впадает в панику, он добавляет:

- Хотя я никогда не имел чести сам пересечь Землю, я понимаю, что солнечные дни там довольно короткие.

Одна десятая часть... С некоторым трудом приводя свои нейроны в действие, я напрягаю мозг, комната вращается вокруг меня, пока я обрабатываю этот новый уровень странности.

- Шестьдесят часов. Ваши солнечные дни длятся шестьдесят часов.

- Действительно. Уже за полдень. - он снова смотрит на часы. - Ровно тридцать два часа.

- Плюс-минус двести миллионов, - выдыхаю я в ужасе.

- Как я уже говорил, правила времени и пространства не действуют в пределах путей. По правде говоря, ничего такого не происходит, - добавляет он, словно спохватившись.

В комнате тепло, но я дрожу, замерзая.

- Я не могу быть здесь. Пожалуйста, отпусти меня домой. Отведи меня назад по одной из этих тропинок.

Он идет закрыть окна, морщины вокруг его рта углубляются, когда он снова поворачивается ко мне лицом.

- Не могу, Мисс Гринн.

Когда он говорит это, мне вспоминается недавний разговор Аскера с Арнольдом. «Арестована за нарушение запрета на передвижение по тропе... Преступления, за которые даже жена рыцаря должна нести ответственность».

- Ты не можешь, потому что это запрещено даже тебе, - говорю я, озвучивая невысказанную половину его ответа.

Единственный кивок с его стороны.

- Все пути были строго регламентированы в течение почти двух столетий. Только следопытам разрешено свободно пересекать их. Законодательство Терры по этому вопросу соблюдается с величайшей строгостью.

- Насколько строго?

- Депортация или смерть.



Ольга Карова

Отредактировано: 16.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться