Мышки умеют играть

Глава 9

Да святится Его милость, кринолин исчез. В соответствии с инструкциями Аскера, Рона помогла мне переодеться в строгую коричневую выходную одежду, состоящую из широкой юбки и обтягивающего блейзера с глубокими манжетами и строгой черной бархатной отделкой и пуговицами. Я все еще ношу три нижних юбки под ними, без них не обойтись. Наша единственная уступка последней моде - это белый кружевной воротничок в горошек на моей рубашке. Рона утверждает, что все, кто хоть что-то знает о моде на Терре, в этом году носят кружево в горошек. Она хотела, чтобы я довершила образ вычурной шляпкой, но мне удалось увернуться и клоунская шляпка осталась в коробке.

Мои шелковые шлепанцы заменили на пару кожаных сапог, их каблучки стучат по тротуару огромного двора позади дома. Теперь, когда рассветный туман рассеялся, я впервые вижу великолепие Стоунхола, его раскинутые крылья и бесчисленные окна, залитые солнечным светом. На этой стороне парка деревья были расчищены, чтобы создать газон, который разворачивается на склоне холма.

Заметив одинокий купол с колоннами, стоящий на вершине среди мертвых деревьев, я указываю на него Ламберту.

- Это что, храм вон там?

- Это могила покойных герцога и герцогини Аберкорн, мисс.

- Родители Аскера? - спрашиваю я, и ветер внезапно становится чуть прохладнее на моем затылке.

- Да.

- Как давно они умерли?

- Семь лет, мисс. - серьезно отвечает Ламберт.

Опасаясь, что я могу наступить на чувствительную почву, я ограждаю себя настороженным молчанием до конца нашей прогулки к длинному кирпичному зданию, которое, как я поняла, должно быть конюшней. Мой нос дергается от вони конского навоза и соломы, доносящегося в нашу сторону, ага, определенно конюшня. Трое мужчин суетятся у входа, неся ведра с кормом. Все они одеты в одинаковые кожаные куртки поверх более или менее чистой рубашки и гетры поверх грубых брюк.

Я напрягаю слух, прислушиваясь к их разговору. Мне кажется, они говорят на том же языке, что и Аскер, но акцент у них гораздо тяжелее, как будто они жуют слоги вместе. Единственный звук, который я узнаю, когда мы входим в конюшню, это нетерпеливое ржание и трепещущие вздохи лошадей. Два ряда примерно из двадцати кабинок стоят друг против друга в огромном, похожем на пещеру зале.

- Я никогда не была в настоящей конюшне. - сообщаю я Ламберту, когда он вводит меня внутрь.

Завитые кончики его усов подергиваются от удивления.

- Тогда, возможно, вас успокоит, что его светлость не ожидает, что вы поедете верхом.

- О, Хорошо. Я имею в виду, что мне нравятся лошади, хотя я думаю, что они…

Слова слетают с кончика моего языка, когда я впервые по-настоящему смотрю на обитателя одного из стойл, блестящую спину лошади с рогом на лбу. Я указываю дрожащим пальцем на рог, который, кажется, был тщательно вычищен и смазан.

- Это... это единорог.

Ламберт подтверждает мой вывод, слегка покачивая головой.

- Так и есть, мисс.

Мои глаза угрожающе выкатываются из орбит, когда я смотрю на несколько голов, высовывающихся из кабинок с красными дверцами.

- Они все единороги.

- Так и есть. – снова повторяет Ламберт.

Сгорбив плечи, я прижимаю руку ко рту, разрываясь между детским изумлением и искренним беспокойством, что все это мне снится. Однако едкий запах аммиака и пыльное сено, наполняющее воздух, реальны, как и молодой человек, расчесывающий шерсть пятнистого единорога, терпеливо стоящего в соседнем стойле. Если подумать, я действительно заметила рога на лбу лошадей, привязанных к экипажу Аскера прошлой ночью. Я отмахнулась от них как от украшений для уздечек, поскольку в то время у меня были более насущные проблемы.

- Можно мне потрогать? - спрашиваю я, протягивая руку к дрожащему носу черного единорога.

- У Лемено есть прискорбная привычка кусать незнакомцев.- голос Аскера эхом отдается от входа в конюшню. Он стоит под аркой, окруженный ореолом дневного света, льющегося в стойла. Изучая меня.

- Совсем как его хозяин. - шепчу я, отдергивая пальцы.

Когда он подходит ко мне, я втайне досадую, что этот наглец выглядит так красиво в своем черном сюртуке и безумно начищенных сапогах. Это, должно быть, покрой пальто, оно явно было создано, чтобы подчеркнуть ширину его плеч и его худощавый торс. Выпендриваться.

- Только... этот единорог? - спрашиваю я.

- Они все. Однако ваша компания требует, чтобы я изменил свои планы.

Он указывает на стройную закрытую карету, которая только что въехала во двор, запряженную парой долбаных серых единорогов. Я до сих пор не могу прийти в себя.

- Наша карета готова, мадам.

Я поражаюсь его обращению ко мне, пока не вспоминаю, что мы окружены конюхами и лакеями, которые все должны верить, что я его жена. Я понижаю голос, чтобы ответить.

- Спасибо. Куда именно мы направляемся?

- Нардж, поселок, который лежит в Тинтагельском лесу.

- Визит вежливости?



Ольга Карова

Отредактировано: 16.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться