Мышки умеют играть

Глава 12

Мой рот приоткрывается, когда мой взгляд перемещается между письмом в руках Аскера и мрачным выражением лица Томпсона. Арнольд пошел вперед и обратился к столу с просьбой вернуть. Что не имеет никакого смысла, если только...

Я смотрю на Аскера.

- Он действительно думает, что я Фиора? Я была почти уверена, что он заткнул мне рот кляпом, потому что знал, что я не она.

Томпсон нахмурился.

- Кляпом?

- В буквальном смысле. - подтверждаю я. - Он заткнул мне рот и начал нести всякую чушь о том, что я обманщица и лгунья. До сих пор я полагала, что он сделал это только для того, чтобы я никому не смогла рассказать, кто я такая, но…

- Вызов в суд, безусловно, нарушает всю секретность. - размышляет Аскер, складывая письмо, прежде чем положить его на мраморную тумбочку позади себя.

- Тогда он либо не знает, что поймал не ту сестру, либо знает, и не ожидает, что Мишель доберется в столицу и будет говорить сама за себя. - рассуждает Томпсон с холодным блеском в глазах.

- Думаю он пытается выманить тебя отсюда. – он ставит со стуком пустой стакан.

Я инстинктивно прижимаю руки к животу, по коже пробегают мурашки, когда я вновь переживаю парализующий ужас быть во власти Арнольда.

- Ты говоришь так, будто он собирается убить меня или что-то в этом роде.

- Довольно, Томпсон. - вмешивается Аскер.

Его рука опускается на мою талию в нескольких сантиметрах от корсажа, не касаясь его. Я тихо выдыхаю, осознавая невысказанную интимность этого жеста.

- Как бы мне ни был неприятен поворот событий, Арнольд заслуживает того, чтобы усомниться в нем. И в остальных следопытах. - говорит он, и эта последняя фраза звучит после многозначительной паузы. Предупреждение.

- Я бы не назвал никого из упырей Стивена следопытом. - Томпсон фыркает.

- У Стивена . . . Упыри? - я повторяю.

- Ламаэль Стивен - глава следопытов. - уточняет Аскер. - Его люди печально известны своей, скажем так, жреческой преданностью своей службе.

- Ты хочешь сказать, что они жестокие засранцы, которым наплевать на чьи-то права. - перевожу я, прищурившись.

- Я не одобряю их методы.

- Но ты называл его своим другом. - напоминаю я ему.

Он избегает моего взгляда.

- Когда-то он был им, я полагаю, очень давно.

- Друг детства? - я настаиваю.

Если этот социопатический говнюк Арнольд охотится за моей головой, мне лучше знать о нем больше.

- Мы вместе ходили в Корпус, он окончил его через год после меня. - признается он.

Значит, одноклассники? Прежде чем я успеваю спросить, он добавляет:

- Корпус - это военная академия, в которой обучаются сыновья всех известных семей в возрасте от одиннадцати до двадцати одного года.

Я качаю головой, мысленно запоминая странные названия. Кажется, мне следует завести словарь, чтобы не запутаться в их значениях.

- В общем, что-то вроде элитной школы.

Томпсон пожимает плечами.

- Что-то вроде. Я провел все свое обучение в дисциплинарном корпусе на дому. Но те, кто там учился, говорят мне, что джентльменов и рыцарей Терры обучают всем полезным навыкам. От оборонительных и наступательных искусств искр до правильного ношения галстука.

Я поворачиваюсь к Аскеру. Чистый продукт академического мастерства Корпуса, как я понимаю. Мой взгляд задерживается на его руках, и я снова мысленно представляю себе, как он вызвал шаровую молнию, как исцелил мою ногу одним нежным прикосновением.

- Там ты научился управлять своей силой?

- Вы так наблюдательны. - соглашается он с усмешкой.

- С Арнольдом.

Еще один кивок, и его грудь едва заметно вздымается.

- Он дальний родственник аристократов, но его семья живет в весьма стесненных обстоятельствах. По этой причине Арнольд всегда стремился показать себя одноклассникам, а потом и следопытам. Тем не менее он всегда был честен до крайности. Упрямый, да, и, возможно, временами обиженный на свою судьбу, но никогда не лживый.

- Это было почти тридцать лет назад, Аберкорн. Теперь мальчик проходит мимо старшего констебля, и дело Фиоры может стать его билетом в кресло надзирателя. - отвечает Томпсон, возвращаясь к графину бренди под осуждающим взглядом Его Светлости. Он переворачивает его вверх дном, безжалостно опустошая последние три пальца из тайника Аскера. Его горло подпрыгивает от обжигающего глотка, потом еще один, и он спрашивает: -Ты уже связался с Эштоном?

- Да. - отвечает Аскер.

- Следующий герцог Стоунхола. - объявляет Томпсон, поднимая тост за Аскера с полупустым бокалом.

Видя растущее замешательство на моем лице, Аскер объясняет:

- Эштон мой младший брат. Он работает в столице специальным помощником канцлера. В рамках своих обязанностей он иногда имеет связь со следопытами.



Ольга Карова

Отредактировано: 16.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться