Мыслеформы

Мыслеформы

Мыслеформы

 

Несомненно, это был не его день. А кроме того – не его время и не его жизнь, и даже не его реальность. И это, пожалуй, даже перевешивало. Как всегда, это была лишь мысль, облеченной легкой, иллюзорной плотью материи. Его тело не было здесь, сейчас на Кромлехе. Оно находилось дома, возле экрана старенького «Пентиума». Но оно точно не могло и не должно было пострадать, как и «тела» еще двух его партнеров по странствиям в «туннелях» – Алексея Барона и Виталия Кадышева. «Туннелями» их называла Елена Романова, его давняя знакомая с курсов «Современного прогрессивного менеджмента»… с которых все и началось.

 

«Все началось однажды – как в прекрасной доброй сказке». Только для Андрея Никитина это была никакая сказка, а его жизнь, которая вдруг пошла по совсем неожиданной колее, непредусмотренной никакими канонами.

 

Все могло бы пройти, как обычно, естественным чередом. Он бы, без сомнения, стал бы «продвинутым современным менеджером» (ага, ага; курсы, на которые его спровадили родители от греха подальше, чтобы он не гулял по вечерам, где не попадя, а занимался хоть каким-нибудь полезным делом; полезным с их точки зрения), испортил бы пару конспектов и усвоил парочку абсолютно неприменимых в реальности (их реальности, во всяком разе) вещей и приемов. Поскольку никаким «менеджером» он, на самом деле, пока не был – а был лишь студентом-заочником с далекой перспективой перенять отцовский бизнес. Там бы, возможно, и пригодились определенные менеджерские навыки… Впрочем, Андрей имел все основания сомневаться в этом. В том, чтобы толкать партнерам автошины, строить из себя прекрутого «супербизнесмена», который управляет миром, и традиционно приходить под вечер слегка подшофе не надо никаких особых навыков. Достаточно элементарной житейской сноровки. А она, как он смел надеяться, у него была.

 

Как бы то ни было, все изменил один-единственный случайный разговор. Она сидела сбоку от него, от скуки он начал с ней общаться (симпатичная девушка, слегка похожая на «Алису Селезневу» из знаменитого фильма), обратив внимание, какой убогий и прискорбный вид открывается из окна помещения, где проходили их вечерние курсы (а был это второй этаж какого-то замызганного, но еще крепкого кирпичного здания). Видок и вправду был совершенно некайфовый: предзакатные гаражи, покрытые кипой неубранных листьев и просто мусора; дохлая крыса, чей уже подсохший трупик никто не удосуживался убрать, так, словно он приносил счастье, а не антисанитарию и дисгармонию; разлегшегося неподалеку бомжа в тюбетейке с малиновым, неаппетитным носом. Картину дополнял чей-то старый «Запорожец» со сдутыми шинами и осевшим салоном, с преглупой надписью на заднем стекле: «Увози за сто морей».

- Красота – страшная сила! – еще заметил он тогда шепотом, пока лектор распинался в своем знании глаголов, ехидно улыбнувшись. – Вот так и живем. А нам еще рассказывают об искусстве управления…

- А, возможно, мы просто привыкли замечать только плохое по привычке? – прищурилась с вызовом девушка, - Может, просто надо поменять ракурс, а?..

Она потянула его за рукав, совсем чуть-чуть сдвинув в своем направлении (а заодно приятно коснувшись гладкой и теплой кожей) и указав пальцем направление. Андрей, которому пришлось чуть нагнуться для этого, без энтузиазма глянул туда, косясь на симпатичную собеседницу…

И обомлел на секунду. Обалденное предзакатное небо переливалось немыслимыми красками: изумрудное, сиреневое, синее, салатовое, огненно-рыжее и еще много-много других, все багатство палитры было щедро расплескано на «мольберт» перед ним. Мягко перетекали пушистые, кучерявые облака, подсвеченные изнутри бдительным «зодчим» небесных замков, прочерченный словно пунктиром след от пролетевшего самолета будто указывал направление их перемещения. Почти неслышно шелестел ласковый ветерок, перебирая редким прохожим волосы, шевеля «ковром» листьев. Поблескивали огоньки окон и фонарей. Город вечерел, как одно большое живое существо, что прилегло отдохнуть, свернувшись клубочком. Это было… красиво! Почти до невольного подкожного трепета. Как он мог не увидеть этого сразу, смотря на разбитую машину?!..

 

Он немного ошеломленно посмотрел на девушку уже другими глазами. Она спокойно, без насмешки, улыбалась. Ее темно-синие глаза сияли. Где-то словно бы вдали продолжалась никому не нужная лекция…Так началось их настоящее знакомство.

 

Это была не любовь, и даже не «любовь с первого взгляда», как сулила некогда известная передача. Их связывала лишь большая, крепкая дружба и… знания. Хотя Андрей пытался на одном этапе «подбивать клинья» к Лене, но ни к чему это его не привело. Похоже, у девушки кто-то был, хотя он никогда не видел ее в чьих-то объятиях или целующейся с Алексеем, Виталием или кем-то другим. Поначалу ревновал «к невидимке», а потом… ему стало не до этого. Потому что Лена сперва рассказывала ему очень странные вещи, увлекая его воображение, а затем… продемонстрировала их. Она открыла ему целый мир, и даже немного больше. Много миров. И все это – с обычного домашнего компа. Рассказал бы кто ему об этом раньше, он бы только посмеялся. Но сейчас он был не просто случайным очевидцем: он стал участником. Мысленавтом.

 

На одной из вечерних прогулок Лена рассказала ему о своем давнем увлечении, хобби, которые было таким же необычным, как и сама девушка: палеовизит. Пришельцы с других планет, называвшие сами себя Странниками, которые побывали на Земле в ее далеком прошлом, когда человечество только зарождалось… и оставили на ней свои следы. Правда, «следы» не слишком различимые даже для пристального взгляда историков, археологов, геологов, поэтому до сих пор они оставались тайной для простого смертого. Как говорится, тайною покрытой мраком веков.



Дмитрий Огненный

Отредактировано: 03.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться