На 100 процентов мертвая

Размер шрифта: - +

Кто с мечом к нам придет, от миски погибнет!

Сидя на достаточно удобном мягком стуле, Вэлд отдыхал. Вдалеке приглушенно играл веселый мотивчик и слышались голоса посетителей. Жизнь бурлила на первом этаже таверны, дурманя трезвые головы, иногда вызывая нежданные приключения в виде пьяных драк. Однако снятая комната на втором этаже казалась островком спокойствия. Быть может, не самого надежного, но выбирать не приходилось. Тем более, что сегодняшний день считался одним из самых изнурительных, которые вытягивают даже последние капельки силы и терпения. И именно терпения Вэлду как раз больше всего не хватало в последнее время. Причиной всему была одна невероятно назойливая и очень мертвая девушка. К сожалению, он поздно понял, что может произойти в путешествии с таким разговорчивым, неугомонным призраком, который не мог усидеть на месте и секунды. Ведь до этого все пойманные духи вели себя тихо — а что еще ожидать от тех, кого он поместил в специальный сосуд? Бедняги напоминали призрачный коктейль — светящийся бирюзовым цветом графин. Зато такой способ хранения энергии мертвецов считался самым удобным: никаких проблем, никакого шума, а самое главное — никаких глупых затей.

Вэлд тяжело вздохнул и потянулся за бокалом чудесного красного вина на маленьком столике рядом. Именно желанный напиток мог спасти этот сумасшедший день, который, к счастью, приближался к завершению. Но вот глупые затеи со стороны Авелины никак не прекращались.

Уже неделю ему приходится нянчиться с этой чрезмерно активной девчонкой, которая либо влипала в неприятности, либо усердно стремилась к ним. Когда они покинули развалины, то началось просто невероятного рода представление, отчего головная боль ощутимо пульсировала внутри черепа. Авелина, она…

Вэлд аккуратно поставил бокал обратно и взял дневник в кожаном переплете. Там он хранил всяческие наблюдения и заметки по поводу заклинаний, духов и артефактов. Потрепанные листы приятно шелестели. На этот раз он открыл страницу, на которой ровным изящным почерком было выведено: «Экземпляр Авелина», а чуть ниже написано — «Дух с большой спиритической энергией, легко сопротивляется многим видам магии, в том числе и некромагии. Возможно, побочный эффект долгого пребывания в заточении». Поразмыслив немного над прочитанным, Вэлд вытянул из кармашка переплета среднего размера перо и принялся писать. Острый кончик с легкостью скользил по бумаге. Как же хорошо, что он догадался купить этот артефакт в пути! В отличии от обычного пера, которое надо было постоянно макать в чернила, это работало на магии. В походах очень незаменимая вещь, тем более, что начерченные буквы не пачкались, как это бывало у простых чернил.

«Назойливый индивид, болеющий странной формой альтруизма» — медленно выводил Вэлд, получая удовольствие от работы. Изучать и писать — было целью его жизни, а так же приятным занятием, которому он отводил большую часть своего времени, если дорога позволяла.

«Оказывает помощь всем, не разделяя оных на расу, пол, мировоззрение, живых и мертвых,» — рука, держащая перо, на секунду застыла, а затем дописала: «и неодушевленных предметов». Да, именно настолько все казалось запутанным. Авелина могла принести воды страдающему от жажды пленнику, идущему на казнь, и в то же самое время помочь наточить топор палачу. Однажды она даже попросила отколоть мраморной скульптуре большой палец ноги, мотивируя это тем, что статуе он не нравится. На вопрос, как она узнала о такой странной проблеме, ответила, что сама каменная фигура попросила о помощи. Было ли это одной из форм помешательства из-за долгого заточения, или же девушка правда слышала просьбы, казалось, неживых предметов — неясно.

Одно Вэлд знал точно — она ключ к его исследованиям. Являясь столь огромным сосудом энергии, Авелина могла зарядить любой артефакт, отчего тот в миг становился ценным, будь то хоть простое перо для письма. Перо, которое мечет молнии и оживляет рисунки… торговцы бы разом облысели, пытаясь скупить такой экземпляр. Но нет, собственно, не за такой вещью он гнался.

Отложив дневник, Вэлд вытянул из кармана поломанный золотистый браслет. В свете танцующей свечи предмет таинственно мерцал, будто приглашая его примерить на запястье. «Уже близко,» — окинув долгим взглядом артефакт, Вэлд поспешно спрятал его обратно и откинулся на спинку кресла. Его вдумчивый затуманенный взор скользнул по свиткам на столике. Среди бумаг лежала любопытная история одного призрака, которую удалось достать в местном архиве. Сведений нашлось мало, но не в этом ли прелесть поисков?

Вэлд взял тонкий свиток и резко развернул его.

***

— Беда! — разнеслось по комнате, отчего Вэлд в раздражении дернул плечом, чуть ли не выронив бумагу из рук. Через пыльный, видавший лучшие годы деревянный пол выскочила призрачная фигура. Авелина выглядела взволнованной: руки дрожали, в глазах сиял огонек нетерпения, а медовые волосы растрепались. Странно, но хоть на призраков и не влияла окружающая среда, они с легкостью могли менять облик, словно люди и прочие существа. К примеру, поменять состояние волос, одежды и косметики, если такая имелась. Ограничение одно — подавались лишь те вещи, которые имелись при мертвеце в момент кончины.

— Там! Там! — девушка проглатывала слова от возмущения, жестикулируя руками слишком взбудоражено. — Незаконные вещи творятся! — она выпучила свои карие глаза, дважды похлопав ресницами, будто сообщая: «Ну сделай уже что-нибудь!».



Вишенка

Отредактировано: 15.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться