На чердаке

Размер шрифта: - +

Христофоровы часы

Серафим вынужден был признать, что Костик мешает. От его постоянной болтовни у Серафима уже вяли уши, невозможно было сосредоточиться на поисках. Но это ладно, это еще полбеды. Наибольшее неудобство заключалось в Костиковой вездесущести и неиссякающей активности.

Поскольку дом с чердаком должен был быть заброшенным, жил Серафим в снятой у соседки времянке. Своему ученику он места не предложил. Во-первых, не хотел тесниться ради надоедливого ребенка и наблюдать его еще и в свободное от работы время, а во-вторых, надеялся, что ежедневные путешествия туда-обратно хоть немного его измотают.

Но запасы энергии у Костика были неисчерпаемыми. По крайней мере, так казалось Серафиму.

— Вот объясни мне, чудовище, как у тебя хватает сил целыми днями так надрываться? — спросил он однажды. — Не устал?

— А с чего мне устать? Я ничего такого и не делаю, — безмятежно отозвался Костик, свисая вниз головой с трухлявой балки. — Зря ты мне не позволяешь ничего трогать, Сим, вдвоем бы быстрее нашли.

— Какой я тебе Сим! — возмутился Серафим, запустив в ученика валенком.

Костик непостижимым образом увернулся, соскочил с балки, приземлился на руки, перекувыркнулся, отряхнулся и заметил:

— Я же говорил, со мной это не работает.

— А я не для твоей пользы, а для своего удовольствия, — ответил Серафим, метнув в него второй валенок.

— Осторожно, все артефакты расколотишь! — Костик поймал валенок, едва не угодивший в зеркало, и с шутовским поклоном подал его Серафиму: — Учитель…

Серафим сердито отобрал у него валенок и отвернулся.

— Кстати, истинными валенками можно кидаться только по вторникам? — уточнил Костик.

— Это обычные валенки, тупица. По-твоему, всё что угодно может стать магическим артефактом?

— Ну, по статусу валенки в моем списке примерно там же, где елочные игрушки, — пожал плечами Костик. — Почему бы и нет?

Серафим трагически прикрыл лицо ладонью и застонал.

— Да ладно тебе, Сим, — примирительно сказал Костик.

— Серафим, — сквозь зубы процедил искатель.

— Серафим, — легко согласился Костик. — Шестикрылый.

— Да почему шестикрылый-то?

— Ну, как у Пушкина: «Ко мне явился шестикрылый серафим».

— «И шестикрылый серафим на перепутье мне явился», бестолочь.

— Достаточно близко к тексту, — отмахнулся Костик.

Какое-то время Серафим просто стоял, бессильно опустив руки и глядя в сводчатый потолок. Потом глубоко вздохнул и сказал:

— Давай работать.

— Я давно говорю, — горячо поддержал его Костик, ныряя в старинный платяной шкаф.

Серафим едва успел поймать ученика за шиворот и вытащить обратно.

— Никогда не лезь в шкафы без подготовки, — свирепо прошипел он.

— А что там?

— Вот именно — этого никогда не знаешь, пока не проверишь.

— Ну так я и проверяю, — пожал плечами Костик, снова устремляясь к шкафу.

— Стоять!

Серафим сгреб Костика в охапку, усадил на сундук и велел:

— Сиди здесь и ничего не трогай. Просто наблюдай.

Сам он медленно подошел к шкафу, простучал его по всем граням, бормоча сковывающие заклинания, и только потом осторожно приоткрыл дверь, держа перед собой зеркальце. Со смесью облегчения и разочарования констатировал, что порталов в шкафу нет.

— Осторожнее, как бы бабушкина шуба тебя не покусала, — невинно заметил Костик, запустив руку в саквояж, примостившийся возле сундука.

— Да цыц ты, — отмахнулся Серафим, внимательно разглядывая поблескивающее зелеными искрами пальто. Неужели невидимка? Повезло…

Пока Серафим осматривал остальные вещи, пытаясь разглядеть в них зачатки истинности, Костик вынул из саквояжа карманные часы и покачал их на цепочке.

— Не может быть, — сказал Серафим, осторожно снимая с полки проеденную молью шляпу. — Пророческий котелок, почти совсем целый! Обычно они набираются сил медленно и наполовину состоят из дыр, некоторые при первом же использовании рассыпаются в труху. Этот, конечно, еще не дозрел, но… Ты что делаешь, балбесина?!

— Часы завел, — сообщил Костик, протягивая Серафиму раскрытую ладонь с лежащими на ней часами. — Представляешь, работают!

— Идиот! — простонал Серафим. — Конечно, они работают… Это же Христофоровы часы!..

— Да нет, это дедушкины часы, — поправил его Костик. — Его звали не Христофор, а…

— Умолкни, — велел Серафим.

Костик послушно захлопнул рот, и в тишине отчетливо затикали часы.

— Ну вот, поздравляю, — простонал Серафим, вцепившись в свои всклокоченные волосы, будто бы пытаясь вырвать их все разом. — Ты, конечно, не знаешь, что такое Христофоровы часы?

— Не-а, но что-то мне кажется, что ты сейчас расскажешь.

— Христофоровы часы владеют жизнью своего хозяина. Если вкратце, то ты умрешь, когда они остановятся.

— Ого, — с каким-то неуместным восторгом в глазах сказал Костик. — А когда они остановятся?

— Вот в этом всё дело, дурья ты башка. Христофоровы часы могут идти хоть несколько сотен лет, и за это время ты не умрешь естественной смертью. Хотя это тебе вообще вряд ли когда-нибудь грозило, — мрачно добавил Серафим. — Проблема в другом. Теперь придется надеяться, что часы исправны, беречь их, регулярно заводить… В общем, ты теперь раб часов. Поздравляю еще раз.



Звездопад Весной

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться