На чердаке

Размер шрифта: - +

Обещания и последствия

На следующее утро Костик явился позже обычного и сразу же полез к одному из больших сундуков.

— Что ты делаешь? — возмутился Серафим.

— У нас еще остались какие-нибудь удушающие штуковины, кроме Феофана? Его я не дотащу…

— Куда?

— Ну, хоть пуговиц самострельных дай.

— …те. Не дам.

— А вот есть что-нибудь такое… Ну, чтобы, например, бородавки по всему телу или жуткая чесотка? Или чтобы ужасно хотелось чихать, но при этом каждый раз глаза выскакивали, а запихивать их обратно было больно?

— Как там Симеон Андреевич? — с внезапной проницательностью спросил Серафим.

— Кажется, его змея-душитель сдохла. Они же могут от старости умирать?

— Допрыгался наконец? Так тебе и надо.

Костик бросил на Серафима возмущенный взгляд, потом объявил:

— Сим, я к тебе перееду.

— Вот уж фиг!

— Ну, тогда тут останусь.

Костик решительно подошел к шкафу, задрал голову, примериваясь, но после некоторых раздумий устроился на перине, нарочито скованными движениями давая понять, как он несчастен.

— Еще чего. Дом должен быть заброшенным, помнишь?

— Тебя только чердак и волнует, — огрызнулся Костик.

— Не тебя, а вас. Всё, не мешайся.

— Угу, лягу тут и умру. И будет вам на чердаке тихо и спокойно, ваше бессердечное величество.

Серафим раздраженно отмахнулся и зарылся в огромный саквояж, сосредоточив свое внимание на его содержимом. Через некоторое время вынырнул с помятым жилетом в руках:

— Надень.

— О, опять своих душителей на меня натравить решили, — с горечью сказал Костик.

Серафим в изнеможении закатил глаза.

— Чтоб я еще хоть раз перевел на тебя артефакт…

Он засунул было жилет в саквояж, но Костик поспешно потянулся за ним:

— Ладно, ладно, пусть прервет мои страдания.

— Хотя вообще-то тебе полезно было бы пострадать, — мстительно заметил Серафим. — Держи, но исключительно потому, что я хочу хоть что-то успеть сделать за сегодня, а ты меня своими стенаниями отвлекаешь.

— Ни капли сочувствия, — вздохнул Костик, надевая жилет. — Ну вот, пожалуйста, он меня поглощает.

— Не поглощает, а под фигуру подстраивается. В твоем случае — уменьшается раза в два.

— Потому что иначе душить неудобно.

— Нет, потому что ты — шпингалет.

Костик сердито одернул на себе жилет и заявил:

— Ничего не происходит.

Серафим молча застегнул на нем все пуговицы.

— Всё равно… — начал было Костик.

— Работает?

— Работает. Здорово. А что оно такое?

— Жилет гармонии. Исцеляет тело и душу. Ну, если душа есть.

— Полезная штука, — уважительно сказал Костик.

— Полезная. Жаль, что долго силы копит.

— Насколько долго?

— Месяца два-три. Так что больше пока не нарывайся.

Костик стащил с себя жилет, небрежно бросил его на пол и шмыгнул за шкаф.

— Феоктист, ты где?

— Перестань разговаривать с артефактами, — возмутился Серафим, сворачивая вернувшийся к прежним размерам жилет.

— Но ты же с ним говоришь!

— Вы.

— Вы. Простите, ваше превосходительство.

— А раньше величеством был… Ты меня в звании понизил, что ли?

— Нет, просто слово красивое.

Костик забрался верхом на чемодан и спросил:

— Как думаете, я смогу взять Филарета на руки и не быть при этом сожранным?

— Филарета, может, и сможешь, но вот Феогност тебя точно поглотит.

— Значит, у вас еще и Филарет есть? — Костик встревоженно огляделся.

— Да ну тебя, балбес, совсем запутал, — с досадой махнул рукой Серафим. — Никакие артефакты ты домой не потащишь. Точка.

— Ну, тогда я буду ночевать здесь.

— Всё, не мельтеши. Дай поработать.

Серафим взялся за содержимое большого комода. Костик тут же присоединился к нему, заглядывая через плечо и тараторя:

— А это что? Оно опасное? А как действует? А ядовитые ежи с крупной добычей справятся? Они медленные? А если добыча спит?

— Так, чудовище, — не выдержал наконец Серафим, — Симеона Андреевича ты убивать не будешь.

— Ну, убивать я и не собирался, — задумчиво протянул Костик. — А парализующий зонтик — надежная штука?

— Вот на тебе и проверим, — пообещал Серафим, и Костик поспешно взлетел на балку, на всякий случай прикрывшись висевшим на ней мешком.

— Эй, это же удушающий мешок, — сообщил Серафим.

Мешок, конечно, был самый обыкновенный, но реакция несносного Костика бальзамом пролилась на истерзанную душу искателя.

День показался Серафиму возмутительно долгим, однако наконец настало время расходиться по домам.

— Вы идите, я потом, — сказал Костик, теребя колокольчики на колпаке Пафнутия.

— Нет уж, ты мне чердак не испортишь. Выметайся.

— Ладно, ладно, ухожу…

Костик слез со шкафа, посадил Пафнутия на перину, нырнул в люк и скатился по лестнице. Серафим спустился следом, закрыл за собой люк, вышел из дома и запер дверь. Костика нигде не было видно. Заподозрив неладное, Серафим обошел дом, заглянул в окна, но ничего необычного не увидел. Потом задрал голову и обнаружил Костика на груше.



Звездопад Весной

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться