На чердаке

Размер шрифта: - +

Многообразие педагогических подходов

— А расскажи-ка, за какие прегрешения ты поджег этого, как его, Харлампия? — спросил Серафим, когда они вышли на дорогу.

— Харитона Геннадьевича. Он первый начал.

— Он тебя поджег? — недоверчиво переспросил Серафим.

— Нет.

— А что тогда?

— А чего это вы всё выпытываете? — подозрительно прищурился Костик.

— Не хочу быть подожженным в ближайшем будущем.

— Да вам пока и не грозит, вы меня за уши не таскаете.

— А он таскал?

— А зачем вы уточняете, если это уже очевидно?

— Действительно.

Костику этот разговор явно не нравился, но Серафим всё же решил спросить:

— И тем не менее… Что его вдохновило на этот опрометчивый поступок?

— Не знаю. — Костик нетерпеливо передернул плечами и обогнал Серафима, чтобы с разбегу прыгнуть в лужу. Отряхнувшись, он предположил: — Может, это он из-за того, что я выпустил на волю лягушек. Да, точно.

— Истинных лягушек?

— Не-а. Обычных. Харитон Геннадьевич хотел, чтобы я их это… пре… пере… резал, короче. А я их выпустил, и он разозлился. Я всё равно не собирался становиться исследователем, понятно?

— Понятно. И что-то мне неуютно от мысли, что я запер Феогноста. Его никто препарировать не будет, ты же знаешь?

— Да не подожгу я вас! — возмутился Костик. — Кроме того, — добавил он задумчиво, — шкаф всё равно не открывается.

— Откуда ты знаешь? — насторожился Серафим.

— Проверил, когда вы спустились.

— То есть Феогност заперт из-за того, что хочет тебя поглотить, а ты его выпускаешь?

— Ну, не поглотил же пока… А в шкафу темно и тесно. Ой, погодите-ка.

Костик вскарабкался на сосну, перелез со ствола на нижнюю ветку, что-то с нее сдернул и спустился.

— Красивое, да? — сказал он и показал Серафиму пятнистое перо дятла. — Из него можно вырастить артефакт?

— Можно. Перья чаще всего превращаются в летунов, но бывают и другие варианты.

— Например? — Костик сунул перо за ухо и сосредоточенно оттирал ладонь от налипшей смолы.

— А вот об этом почитаешь в энциклопедии артефактов во время следующего дождя. Пора уже заняться твоим образованием…

— То есть к Симеону Андреевичу мы идем не для того, чтобы вернуть бракованный товар, — радостно заключил Костик.

— Я еще не определился, — проворчал Серафим.

Но Костик уже ускакал вприпрыжку вперед и плюхнулся в небольшой стог сена у самой дороги.

— Прыгайте! — крикнул он Серафиму, гостеприимно похлопав рукой по сену.

— Спасибо, не хочется.

— Ой, нет, не прыгайте, — поправился Костик, что-то нашарив. — Тут вилы.

Наконец они добрались до дома Симеона Андреевича. Серафим постучал, а Костик, как и в прошлый раз, отступил и скрылся за его спиной.

— Серафим! — радостно пропел Симеон Андреевич, расплываясь в угодливой улыбке. — Простите, всё никак не запомню ваше отчество… Что привело вас в мою скромную обитель?

— Работа, — ответил Серафим. — Видите ли, Симеон Андреевич, тут такое дело…

Симеон Андреевич, который уже заметил, но никак не прокомментировал присутствие Костика, выжидательно улыбался.

— Мы приступаем к работе над истинными лампами, а их на чердаке очень и очень много. Как вы, разумеется, знаете, Симеон Андреевич, с лампами можно работать только по ночам, и поэтому…

— Вы хотите, чтобы Костик пожил у вас? — задумчиво спросил Симеон Андреевич, поглаживая свою цепочку.

— Это было бы очень удобно, — согласился Серафим. — Кроме того, мы с ним проходим энциклопедии артефактов, а там вообще важно ловить момент. Уже столько дождей упустили…

— Понимаю, понимаю, — сказал Симеон Андреевич, доверчиво подняв пухлые ладошки в капитулирующем жесте. — Я обязан действовать в интересах Костика, не так ли?

Этот вопрос адресован был не Серафиму, а змее, но ее ответа без зелья было не разглядеть. Симеон Андреевич, однако, явно получил от нее сигнал, потому что с облегчением выдохнул, и улыбка его стала почти искренней. Он заглянул через плечо Серафима и проворковал:

— Иди, зайка, собирай свои вещи.

Костик брезгливо поморщился и проскользнул в дом.

— Вы уж с ним построже, — доверительно сказал Симеон Андреевич. — А то совсем распустился.

Серафим с сомнением посмотрел на него.

— Да-а, — закивал Симеон Андреевич, — с ним надо строго, иначе на голову сядет. Вам-то легче, а я за ним просто угнаться не могу… — Он с печальной улыбкой посмотрел на своё брюшко и продолжал, понизив голос: — Вчера попытался, так он на крышу влез, представляете?

— Представляю, — кивнул Серафим, жалея, что не принес с собой еще одну чесоточную жабу.

К счастью, Костик собрался быстро. Буквально через минуту он высунулся из окна, сбросил вниз сумку, едва не попав Симеону Андреевичу по голове, потом спрыгнул сам и объявил, обращаясь исключительно к Серафиму:

— Всё, я готов. Пойдемте уже.

Когда они отошли на достаточное расстояние, Серафим сказал:



Звездопад Весной

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться