На чердаке

Размер шрифта: - +

Вечное детство, порталы и флаконы

— Сейчас опять заладите, что оно того не стоит, да? — спросил Костик, крутя в руках ржавую шестеренку и подозрительно поглядывая на Серафима.

— С ума сошел? Да если это правда, это же величайший прорыв в больших поисках, это… Это хоть правда? — Серафим постарался унять восторг, чтобы разочарование не было столь болезненным.

— Да вы самый настоящий фанатик, — с уважением сказал Костик. — Конечно, правда. Такое разве придумаешь?

— Ну, ты мог бы…

— Вообще-то да, мог бы, — весело согласился Костик. — Но это все равно правда. Так я не изгнан?

— Нет, — заверил его Серафим.

Костик восторженно заявил:

— Из всех моих учителей вы самый нормальный.

— Бедный ребенок, — с искренним сочувствием сказал Серафим. И тут же спросил: — Ты и у них в порталы лез?

— Да нет, — отмахнулся Костик. — Ну, про лягушек вы уже знаете, хотя официально меня вышвырнули из-за поджога. Но на самом-то деле всё из-за лягушек…

— А с остальными что? — с неожиданным для себя интересом спросил Серафим.

Про портал он расспрашивать не хотел, боялся понять, что Костик всё придумал. Успеется.

— Вам в хронологическом порядке? Ну, после того как меня исключили из школы… Кстати, про это тоже надо?

— Так тебя еще и исключили?

— Разумеется. Вообще-то за непосещаемость, но как-то сложно посещать, если выгнали и запретили возвращаться, правда? А мне запретили. Кстати, единственный случай за всё время, — сообщил Костик, гордо расправив плечи.

— Кто бы сомневался… И за что же тебя выгнали? Опять пуговицами стрелял?

— Не-а. Вообще ничего такого не делал, но они говорили, что мешаю. — Костик снова крутанул в руках шестеренку.

— Дай-ка угадаю, — сказал Серафим. — На шторах качался, на лампах висел, на шкафы залезал?

— В пределах разумного. А они меня вечно из класса выгоняли. Ну, я сначала в коридоре гулял, а потом решил, что время можно провести с большей пользой где-нибудь в другом месте, и вообще перестал приходить. И меня исключили.

— А потом Симеон Андреевич задался целью пристроить тебя в качестве ученика?

— Ага. Не терпеть же мое присутствие круглосуточно, — сказал Костик, подбросив шестеренку в воздух. — Но дольше недели я нигде не продержался. Агнета Карловна обиделась, что я обрил ее наголо, Станислав Львович разозлился из-за того, что я опрокинул на него банку пауков — хотя он сам рассказал, что их боится, чего он ожидал?

— Действительно…

— …Ромуальду Филимоновичу не понравилось, что я пропитал всю его одежду вонючей мазью, Феоктист Феоктистович — тезка вашего торса, кстати — вообще отказался вылезать из-под кровати, когда я вызвал в его спальне демона огня, — невозмутимо продолжал Костик.

— Прости, пожалуйста, — перебил его Серафим, — список длинный?

— Уже заскучали?

— Нет, медленно покрываюсь сединой в предвкушении. Скажи мне, страшный ты человек, почему я еще жив?

— Потому что вы нормальный, — пожал плечами Костик. — Не притворяетесь и ко мне относитесь по-человечески. Если бы было за что, я бы давно вас облил клеем и обсыпал стружкой.

— Почему именно стружкой?

— Вам было бы к лицу. А потом я бы на вас наслал жуков-древоточцев. Агнета Карловна мне как-то показывала, как это делается. То есть она показывала, как при помощи заклинания разжечь огонь в печи, но у меня почему-то получились древоточцы. Так что я умею, вы не думайте. Кстати, это вам. — Костик бросил Серафиму шестеренку. — Прихватил из того странного места. Вы же любите всякие штуковины…

— Спасибо, мой малолетний душегуб, я тронут. Это из портала?

— Ага. Там вообще много чего было, вся комната хламом забита, почти как наш чердак.

Серафим внимательно и недоверчиво рассматривал шестеренку, ощущая в ней присутствие чего-то нового, незнакомого. Надо отдать исследователям. Сказать, что на чердаке нашел. Пусть выясняют.

Пообещав себе, что так и сделает, Серафим бережно убрал шестеренку в карман.

— Расскажи в подробностях, — попросил он. — Что ты делал, когда открыл шкаф?

— Да ничего, — пожал плечами Костик. — Открыл, залез, закрыл за собой дверь. Ностальгировал. Потом открыл дверь, а там совсем другая комната. Я немного побродил по завалам, прихватил вам шестеренку — и снова в шкаф. И точно так же вернулся.

Серафим озадаченно хмурился.

— Пойдем, — сказал он. — Покажешь. Я только зелья прихвачу…

Вооружившись разнокалиберными пузырьками, Серафим и Костик подошли к шкафу.

— Демонстрируй, — велел Серафим.

Костик зашел в шкаф, закрыл за собой дверцу, тут же открыл ее.

— Ну вот, больше не работает, я же говорил…

— Пусти-ка.

Костик посторонился, Серафим тоже залез в шкаф и закрыл дверцу.

— Ты ничего не говорил? Ни о чем крепко не думал?

— Нет, просто дышал. Чувствуете?

Серафим принюхался. В шкафу пахло старомодными духами, полынью, шерстью и еще чем-то сухим, вроде пудры.

— И?



Звездопад Весной

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться