На чердаке

Размер шрифта: - +

Очень зеленая глава

— Очень странно, что у такого выдающегося искателя всего один флакон этого самого светоудерживающего зелья, — философствовал Костик, пока Серафим тщетно пытался отмыть волосы от зеленки путем полоскания головы в ведре. — А еще страннее — так правильно говорить? — что у такого выдающегося искателя нет никакого очищающего артефакта. Стыдобища, если честно. Столько времени и сил тратить на ерунду… Э-э, это вы на меня рычите? В сочетании с эхом из ведра звучит жутко.

— Не рычу, а захлебнуться пытаюсь, — печально ответил Серафим, ненадолго выныривая из ведра. — По-моему, это самый безболезненный для меня вариант.

— Развели трагедию… Ну, походите зеленый. Подумаешь. Я вот вообще на полу из-за ваших фокусов спал — и ничего, — заметил Костик. — Нет, теперь вы точно рычите.

Из ведра послышалось еще одно протяжное металлическое завывание.

— Пойду к Аграфене Филипповне, раз вы такой, — решил Костик.

Серафим снова выглянул из ведра, капая зеленочной водой, и проследил взглядом за Костиком, который вприпрыжку пересек двор и радостно перемахнул через забор. Мучительно захотелось еще немного повыть в ведро. Наконец нашелся портал, Серафим должен бы сообщить об этом и даже, может быть, принять участие в больших поисках, раз уж по ту сторону портала залежи артефактов, а вместо этого он сидит и пытается отмыть голову от зеленки. Нет, это просто невыносимо.

Признаваться себе в том, что пытаться влезть в портал без сопровождения вершителей было изначально неправильно, Серафим не стал. Может, Костик всё выдумал. Он же должен был проверить…

Невероятной силы гул прервал его мысли. Как будто в голове колокол ударил. Серафим подскочил, перевернув ведро, и увидел перед собой Костика, который доброжелательно улыбался, держа в руках палку. Серафим издал непонятный булькающий звук.

— Я подумал, вы утонули, — пояснил Костик, убирая палку и извлекая из кармана сверток. — Вы, конечно, безобразно себя ведете и не должны бы так легко отделаться, но вот это вам поможет. Так Аграфена Филипповна сказала.

Серафим какое-то время просто сверлил взглядом непонятный предмет в куске мешковины, потом спросил:

— И что там? Яд для меня или смирительная рубашка для тебя?

— Зубной порошок. Он отмывает зеленку. Можно еще кефиром, но он же воняет…

Серафим фыркнул, забрал у Костика сверток и отвернулся.

— Да ладно вам, не дуйтесь, — сказал Костик. — Это же случайность… С кем угодно могло произойти. Кроме того, вам этот цвет идет, можно и не смывать.

Серафим трагически развернулся к Костику, несколько раз выразительно мигнул, как печальная сова, и снова отвернулся.

Костик сосредоточенно нахмурился, потом просиял и спросил:

— Вам полегчает, если я тоже обольюсь зеленкой?

— Нет, — мрачно ответил Серафим. — Мне полегчает, если я перестану быть зеленым.

— Ну, тогда действуйте, — подбодрил его Костик. — Порошок смешайте с водой и подержите на волосах минут двадцать, будете как новенький. Аграфена Филипповна гарантирует.

— Уйди, — отмахнулся Серафим, разворачивая мешковину и раскрывая потертую баночку с белым порошком. — Наверное, какой-нибудь порошок для облысения мне подсунул…

— Вот не знал, что вы так зациклены на внешности, — с упреком сказал Костик. — Если бы я считал, что вам пойдет лысина, я бы вас ночью спокойно побрил. Вы же дрыхнете без задних ног, что с вами хочешь, то и делай… Можно у вас на лбу акробатическую пирамиду из жаб строить, вы не проснетесь. Я не пробовал, просто говорю, — поспешно добавил он.

— Уйди, чудовище.

— Уже ушел.

Серафим яростно посыпал мокрые волосы порошком, который тут же превратился в пасту, и прислонился к груше, закрыв глаза. Хорошо хоть, что сообразил часы из кармана вынуть, как знал, что вода в ведре не удержится… Плохо, что часы остались на тумбочке, идти за ними лень. Придется считать до тысячи двухсот, чтобы хоть приблизительно заметить время.

Серафим принялся было считать, но сбился, задумался о другом. Если портал и был в шкафу, то сейчас его уже нет. Переместился. Они всегда перемещаются, когда их находят. Но ведь специально созданный портал должен быть привязан к дому, так? В этом вся его ценность. Странно, что он уже сейчас открылся, разве все условия выполнены? Разве…

— Аграфена Филипповна — просто сокровище, а не хозяйка, — объявил Костик. — У нее всё-всё есть, что ни попроси.

— И ты, надеюсь, попросил что-нибудь полезное? Например, по шее? — спросил Серафим, не открывая глаз.

— Не угадали, — невозмутимо ответил Костик. — Погодите, не подглядывайте. Я за Пафнутием сбегаю, пусть изобразит барабанную дробь.

Серафим тут же раскрыл глаза. Этого ему показалось мало, и он вытаращился.

— В вашем возрасте опасно так широко раскрывать рот, — заботливо сказал Костик. — Вставная челюсть может вылететь.

— Это что такое? — спросил наконец Серафим.

— Жест доброй воли, солидарность и дань моде. Может быть, еще немножко раскаяния и щепотка извинений, но это вряд ли, я слишком бессовестный, — радостно ответил изумрудно-зеленый Костик. — Здорово, что у хозяйки нашлась зеленка, правда?



Звездопад Весной

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться