На чердаке

Размер шрифта: - +

Мечты, желания, уловки

— Сим, у меня проблема, — расстроенно сообщил Костик.

Серафим нехотя оторвался от энциклопедии и спросил:

— С запоминанием имен? Ничего страшного, к счастью, я помню. Меня зовут Серафим.

— Да ну тебя…

— Вас.

— Вас.

Костик состроил еще более несчастное лицо и застыл, ожидая участливых вопросов. Серафим вздохнул, отложил энциклопедию. Всё равно моросящего дождя не хватало для проявления текста.

— Что на этот раз?

— Савелий потерялся. Из-за вас, между прочим. Это вы его во времянку не пускаете, — сказал Костик, бросая на учителя сердитый взгляд. — Раз слизень, то пусть будет бездомный, одинокий и голодный, да?

Серафим закатил глаза.

— Это — твоя проблема? — недоверчиво спросил он. — Слизень где-то ползает, потому что слизни так делают. Они живут на улице и едят… Не знаю, что они там едят. Траву, наверное.

— А еще друг друга, — мрачно добавил Костик. — А вдруг Савелия кто-то съел?

— Чего ты от меня-то хочешь? — спросил Серафим.

— Найдите его. Вы же искатель…

— Искатели слизней не ищут, — оскорбился Серафим.

— Конечно, это же ниже их достоинства, — кивнул Костик. — Они же только всяких чесоточных жаб и конфетных карликов могут искать…

Серафим тихонько застонал.

— Не приставай ко мне, ладно? — без особой надежды попросил он. — Вот-вот дождь усилится, мне надо быть на чердаке. Поищи своего Силантия сам.

— Савелия, — строго поправил его Костик. — И вдвоем мы его найдем быстрее.

— Не найдем, потому что я остаюсь на чердаке.

— Вечно вам чердак важнее меня, — возмутился Костик, вертя в руках юлу.

— Ну, вообще-то важнее, я этого никогда и не скрывал, — пожал плечами Серафим. — Более того, чердак — единственная причина, по которой я тебя терплю. Но вот как раз сегодня, оболтус ты, я пытаюсь выяснить кое-что насчет твоих часов и твоего невидимого Феогноста, так что убери свои загребущие ручонки от юлы желаний и брысь на улицу, мне еще работать.

— Между прочим, это моя юла, — ответил Костик, садясь на пол и запуская юлу. — И было бы здорово, если бы у вас с губ каждый раз падала жаба, когда вы меня обзываете. Так в какой-то сказке было.

Глаза Серафима медленно расширились от осознания одного пренеприятнейшего факта.

— Ты зачем юлу запустил, дубина? — прошептал он, роняя на колени крупную жабу.

— Ничего себе! — изумился Костик. — Это как и почему?

— Это потому, з-зайка, — тщательно подбирая слова, сказал Серафим, — что не надо загадывать желания и запускать юлу одновременно.

— Ого! — Костик снова запустил замершую было юлу и затараторил: — Хочу ужа, хочу, чтобы пошел дождь из конфет, хочу покататься на драконе, хочу никогда не спать и не уставать, хочу уметь поджигать взглядом, хочу, чтобы Симеон Андреевич…

— Не сработает, — прервал его Серафим. — Одно желание в сутки.

Костик поник. Потом снова повеселел:

— Ну и ладно, зато у нас теперь четыре жабы.

— Вот зараза!

— Пять.

Серафим наградил его испепеляющим взглядом, но ничего не сказал.

— Завтра загадаю, чтобы Савелий нашелся, послезавтра — чтобы уж, а послепослезавтра…

— Завтра я загадаю, чтобы жабы больше не падали, — вклинился Серафим, — а потом запечатаю юлу самыми сильными заклинаниями, чтобы ты до нее не добрался никогда.

— Вот вы злодей! — возмутился Костик.

— Нет, погоди. Послезавтра я загадаю, чтобы каждый раз, когда ты мне делаешь гадость… Ох, даже не знаю, что бы такое придумать. Бочку с розгами загадаю. Волшебную. Неиссякаемую. Еще и самоходную, нет, летающую, чтобы страшнее было. Пусть сама тебя воспитывает по мере надобности. А уж потом запечатаю юлу заклинаниями, вот.

— Это если я ее до того не сломаю, — философски заметил Костик. — Вот только загадаю себе воспламеняющий взгляд напоследок… Пойдемте уже Савелия искать.

— Черт с ними, с жабами… Ты, Костик, наглый, приставучий, совершенно невыносимый и невоспитанный поросенок, самоуверенный олух и бестолочь.

— И ваш любимый ученик, потому что единственный. Я помню, — весело согласился Костик. — Эх, надо было ужей вместо жаб загадывать… Но кто же знал.

Стряхнув с колен жаб, Серафим упрятал юлу в шкаф к Феогносту, запечатал двери заклятиями и потащился за Костиком.

Выйдя из дома в сад, он едва не наступил на слизня.

— Нашел.

Костик радостно кинулся поднимать слизня, но тут же разочарованно протянул:

— Это же не Савелий…

— Это слизень. Ты потерял слизня, я нашел слизня. Всё сходится, я пошел.

Серафим развернулся было, чтобы вернуться в дом, но Костик не отставал:

— Это какой-то другой слизень. Если хотите, заведем и его тоже, но это не Савелий.

— Нет, спасибо, не хочу, — поспешно ответил Серафим. — Откуда ты знаешь, что другой?

— У него лицо другое. А еще Савелий длинный, изящный и пятнистый, а этот маленький и толстый. Если хотите, назовем его Симеоном Андреевичем, — предложил Костик.



Звездопад Весной

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться