На чердаке

Размер шрифта: - +

Шахматная партия и личное пространство

Костик осторожно поставил белого коня рядом с черным ферзем и повернулся к шару:

— Ваш ход.

Симеон Андреевич брезгливо поморщился и отвернулся.

— Ладно, схожу за вас, — беспечно согласился Костик. — Ферзем. Вот сюда.

Симеон Андреевич украдкой обернулся, чтобы видеть шахматный столик, и тут же кинулся к стеклу, застучал в него кулаками.

— Зря вы, Симеон Андреевич, подставили ферзя, — укоризненно сказал Костик. — Вы же сейчас проиграете…

Он аккуратно убрал с доски черного ферзя, водрузил на его место белого коня и объявил:

— Снова ваш ход.

Симеон Андреевич рассыпался в агрессивных жестах, потом демонстративно отвернулся.

— Сим, можно ему как-то домик облагородить? — спросил Костик, задумчиво глядя на шахматные фигуры и барабаня пальцами по краю столика.

— В смысле? — спросил Серафим.

— Ну, чтобы туда можно было зайти. Чтобы домик был настоящий, хоть и маленький. А то он же цельнолитой…

— Зачем ему домик? — заворчал Серафим. — Есть шар, хватит ему.

— Ну, если бы я оказался навеки заперт в стеклянной тюрьме, я бы хотел, чтобы был домик. Даже рыбкам в аквариуме полагается личное пространство, — сказал Костик, подхватывая черного слона.

— Какое может быть личное пространство в аквариуме? — возмутился Серафим. — Играй давай, пока действие зелья не закончилось, а то конь очнется и снова тебя покусает.

— Сразу видно, что у вас никогда не было рыбок, — ответил Костик. — В аквариуме обязательно есть коряги, всякие там пещеры из камней, да хоть водоросли, чтобы рыбки могли спрятаться, когда хотят побыть одни. Мне шах.

Симеон Андреевич снова прилип к стеклу, глядя, как Костик размышляет над своим ходом.

— Не представляю, как ты собираешься выживать, когда вырастешь, — покачал головой Серафим.

— А что? — спросил Костик и нерешительно взялся за ладью, но медлил, не ставил ее на пути слона.

— Всех тебе жалко, даже вот таких подлых злодеев. Стоит мне отвернуться — и ты его выпустишь, а он тебя тут же прикончит.

Симеон Андреевич яростно замотал головой, потом заискивающе улыбнулся Костику, сложил пухлые ручки в молитвенном жесте и доверчиво захлопал глазами.

— Вы правы, прикончит, — кивнул Костик. — По лицу видно.

Симеон Андреевич погрозил Костику кулаком, потом убежал за елку.

— Видишь, есть у него личное пространство, — сказал Серафим.

Костик молча отпустил ладью, передвинул короля на соседнюю клетку.

— Ваш ход, Симеон Андреевич.

На этот раз Симеон Андреевич даже не выглянул из-за елки. Костик пожал плечами, передвинул черного слона на пару клеток ближе к центру, отдавая его на съедение белому ферзю.

— Какой интерес так играть? — непонимающе спросил Серафим.

— Вы о том, что он плохо играет? — заговорщически прошептал Костик. — Так и я ему поддаюсь…

Симеон Андреевич высунулся из-за елки, осмотрел шахматную доску, не удержался, стал жестикулировать.

— Опять он ругается, — огорченно всплеснул руками Костик.

— Нет, по-моему, он показывает свой следующий ход, — удивленно сказал Серафим.

Костик присмотрелся и подтвердил:

— Похоже на то. Как думаете, это он кого изображает, слона?

— Нет, больше на коня похоже…

Симеон Андреевич сердито топнул, ткнул пальцем в Костика, ладонью отмерил от пола расстояние, которое в обычном мире могло бы сойти за метр, показал два пальца, изобразил движение вперед.

— Пешкой идти хочет, — догадался Костик и передвинул одну из черных пешек на две клетки вперед.

Симеон Андреевич схватился за голову и разразился какими-то явно нехорошими словами.

— Что это с ним? — спросил Костик, сбивая пешку своим конем.

— Видимо, не этой пойти хотел, — пожал плечами Серафим. — И что он так нервничает?

— Проиграть мне боится, — с готовностью ответил Костик, вызывая новую волну беззвучных ругательств. — Я вообще очень сильный игрок…

Серафим фыркнул.

— Что смешного? — обиделся Костик. — Сами-то против меня играть боитесь…

— Не боюсь, а занят, — поправил его Серафим. — Кроме того, ты меня не особо и звал, ты же с этим играешь…

Костик с восторгом посмотрел на Серафима и объявил:

— Ревнуете!

Серафим негодующе всплеснул руками и отошел от столика.

— Что за чушь, — забормотал он, старательно роясь в сундуке. — Делать мне больше нечего…

— Следующая партия — ваша, учитель, — торжественно пообещал Костик.

— Вот еще, — пробурчал Серафим.

Симеон Андреевич тем временем отыскал свой прутик и торжественно начертил на снегу: «A1-B1».

— Ура! — завопил Костик. — Контакт налажен!

Он перенес черную ладью на указанную клетку и тут же съел ее своим конем. Симеон Андреевич отчаянно хлопнул себя ладонью по лбу, заметался по шару, потом резко остановился и начертил следующий ход.

— Ух, это была самая трудная победа в моей жизни, — сообщил Костик несколько минут спустя. — Что вы там делаете?



Звездопад Весной

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться