На чердаке

Размер шрифта: - +

Тихое и спокойное утро

Серафима разбудил треск полена в печке. За окном было светло — насколько может быть светло в конце ноября. Серафим встал, подбросил дров в огонь, потом покосился на Костика. Тот спал, сбросив одеяло на пол, обхватив одной рукой пересмешника и зарывшись лицом в подушку. Дракон дремал рядом, положив голову на плечо хозяина и изредка приоткрывая глаза, чтобы убедиться, что всё спокойно. Серафим неодобрительно покачал головой, поднял одеяло и осторожно, стараясь не потревожить дракона, укрыл Костика. А то проснется еще от холода — и всё, прощай, тихое и спокойное утро.

А тишины и спокойствия очень хотелось. Без спешки и нервотрепки привести себя в порядок, вскипятить на печи чайник, позавтракать, вопреки всем правилам этикета читая книгу, поразмышлять…

Серафим подошел к зеркалу, полюбовался своей идеально безрогой головой, старательно пригладил волосы, набросил куртку и отправился к Аграфене Филипповне.

Когда он вернулся, Костик с Дормидонтом, к счастью, всё ещё спали. А вот Симеон Андреевич припал к стеклу и с вожделением рассматривал содержимое большого плетеного подноса. Серафим поставил на стол банку с вареньем, большое блюдо творожных пончиков, тарелку с оладьями и горшочек рисовой каши с яблоками и корицей, потом не удержался и скрутил Симеону Андреевичу фигу. Симеон Андреевич обиженно задрожал нижней губой и отвернулся. Серафим устыдился и едва не переправил в шар уменьшенный пончик, но тут же передумал. Обойдется, гад.

Напомнив себе еще раз, на какие пакости способен Симеон Андреевич, Серафим выбрал книгу, уселся в кресло-качалку и налил себе чаю.

— Чем вы там гремите? — сонно спросил Костик, едва Серафим потянулся за вареньем.

— Кандалами, как и положено несчастному узнику обязательств, — отозвался Серафим. — И что тебе не спится-то?

— Потому что вы шумите. Бросьте мне пончик, а?

— Встань и возьми, — сердито ответил Серафим, раскрывая книгу.

— Не могу, я еще не проснулся.

— То есть я, по-твоему, похож на человека, который кидается в спящих малявок пончиками, — сварливо заметил Серафим.

— Вообще-то очень похожи, — подтвердил Костик. — Но если вам нужен официальный повод…

Серафим подпрыгнул и облился чаем, потому что в спинку кресла прилетело что-то тяжелое.

— Совсем уже! — обиженно воскликнул он, отряхиваясь.

— Пончик, — попросил Костик, протягивая руку.

— Фигу, — не согласился с ним Серафим, во второй раз за утро сложив пальцы в этом незамысловатом жесте.

— Дормидонт, принеси, пожалуйста.

Дракон услужливо метнулся к столу, схватил пончик, оцарапав Серафима острыми когтями, и аккуратно опустил добычу на выжидательно протянутую ладонь.

— Чтоб я еще когда-то подарил тебе дракона! — сердито сказал Серафим, потирая расцарапанную руку.

— А мне и одного хватит, — ни капельки не огорчился Костик. — Варенье передайте.

— Тебе всю банку? — спросил Серафим, прицеливаясь.

— Э-э, если заляпаете мою кровать, я буду спать на вашей раскладушке, — пригрозил Костик. — Ладно, не надо варенья, буду сухомяткой давиться…

Он страдальчески умял пончик и попросил:

— Дормидонт, еще парочку.

Серафим тяжко вздохнул:

— А я-то надеялся на спокойное утро…

— Оно и есть спокойное, — утешил его Костик. — Еще ничего не горит, вы не обратились в соляной столп, Симеон Андреевич не сбежал… Ой, горит, горит, тушите!

Серафим подскочил, чтобы загасить подожженную драконом салфетку. Вылил на нее весь чайник, сердито повернулся к Костику:

— Мог бы и сам убрать за своим драконом.

— Мог бы, — кивнул Костик, — но это же вставать придется…

— И что?

— И то.

Серафим непонимающе приподнял брови, и Костик театральным шепотом сообщил:

— Там же подкроватное чудовище!

Серафим фыркнул:

— Боишься?

— Опасаюсь.

— Черт тебя разберет, — пробормотал Серафим. — Сам же хотел…

— Я не знал, что оно кусается, — смутился Костик.

— А что ему еще делать? Оно же чудовище, — справедливо заметил Серафим.

— Я тоже, но я же не кусаюсь, — возразил Костик. — У вас там чай остался еще?

— Бросить? — удивился Серафим.

— Или быть человеком и принести, — подсказал Костик.

Серафим встряхнул пустой чайник:

— Увы.

Он зачерпнул ковшиком воды из ведра, снова наполнил чайник и поставил его на печь.

— Кстати, — сказал Костик, — не понимаю, почему в соляной столп должны были обратиться вы, а не я.

— Это же очевидно, — вздохнул Серафим.

— Разве?

— Конечно. Ты еще нужен. Вот скажи, если бы я вдруг превратился в камень, что бы ты делал?

Костик пожал плечами.

— Что-то мне подсказывает, что ты мог бы спросить совета у Симеона Андреевича, — подсказал Серафим. — Потому что хозяйки дома не было, а больше и спрашивать особо не у кого.

— И?

— И он бы сказал, что может помочь. А потом… Ну, у меня несколько вариантов. Например, он бы повторил трюк с энциклопедией. Или открыто попросил бы тебя его выпустить под каким-нибудь благовидным предлогом.



Звездопад Весной

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться