На чердаке

Размер шрифта: - +

Мешок с подарками

Костик отступил на пару шагов, склонил голову набок и прищурился, любуясь своим шедевром.

— Как вам? — спросил он.

Серафим оперся на снеговую лопату, утер льющийся градом пот и ответил, хватая ртом морозный воздух и пытаясь одновременно восстановить дыхание:

— Вот если бы ты… с таким рвением… помогал мне… убирать… снег… цены бы тебе… не было.

— Так я и помогаю! — возмутился Костик. — Смотрите, сколько снега убрал с земли и применил в строительстве.

— Ты его берешь из сугробов, которые я накидал, пока расчищал дорожки! — Серафим негодующе стукнул оземь лопатой, попал ею по льду, потерял опору и с трудом восстановил равновесие.

— Потому что тогда нагибаться не надо, экономия энергии, — охотно пояснил Костик. — Чем меньше затраты, тем больше выгода.

— Какая может быть выгода от снеговика? — спросил Серафим, готовясь разрыдаться от отчаяния.

— Ну, главная выгода в том, что я леплю его, а не расчищаю какую-то там скучную дорожку, как некоторые, — ответил Костик. — Хотя вам помахать лопатой полезно, а то вы не в форме.

— Я в форме! — Серафим еще раз стукнул лопатой и сломал черенок.

— Сила есть — ума не надо, — заметил Пафнутий, сидевший на перевернутом ведре.

— С языка снял, — сказал Костик.

Серафим сердито заворчал, как старый пес.

— Изолентой обмотаем — будет как новенькая, — утешил его Костик, неверно истолковав причину недовольства. — Дались вам эти дорожки…

— Ну, конечно, по сугробам-то веселее скакать, теряя валенки, — хмуро кивнул Серафим.

— Опять жалуется! — всплеснул руками Костик. — У вас этих валенок сто штук. Подумаешь, потеряли один…

— Велика беда! — пренебрежительно сказал Пафнутий.

— Иди в дом. И эхо свое забери.

— Как это — в дом? Я еще не закончил! — запротестовал Костик.

— Я за тебя закончу, — пообещал Серафим.

— Да ладно! — изумился Костик. — Вы же не умеете?

— Научусь. Иди уже, оденься нормально.

— Я одет, — возразил Костик.

— Нормально, а не как чучело, — отрезал Серафим, вручая ему пересмешника.

Костик преувеличенно тяжело вздохнул и потащился в дом, а Серафим внимательно оглядел снеговика и потер руки в предвкушении

Когда Костик выскочил из времянки, снеговик уже щеголял залихватски заломленным набекрень ведром и криво подмигивал угольным глазом. Серафим торжественно повязал ему шарф и спросил:

— Как тебе?

— Здорово, — ответил Костик, пристраивая к руке снеговика надломленную лопату.

— Ты почему не оделся? — нахмурился Серафим.

— Оделся, — возразил Костик.

На нем все еще был старый Серафимов свитер, натянутый поверх невероятно жуткого хозяйкиного творения с коршуном. В сочетании с истрепанным шарфом, сползающей на глаза шапкой и непарными валенками это выглядело не очень нарядно.

— Вон, варежки потеплее надел, — пояснил Костик, видя недоумение в глазах Серафима.

— Опять я неточно формулирую, да? — вздохнул Серафим. — Переоденься, имел я в виду. Оденься по-человечески. В одежду, а не в обноски. В теплую одежду, чтобы не превратиться в ледышку по пути.

— По пути куда? — подозрительно спросил Костик.

— К Аполлону Селиверстовичу.

— К лысому, кривому и с ожогом? — широко распахнул глаза Костик.

— Кажется, мы уже выяснили, что он не лысый и не кривой. Собирайся, а я пока насчет транспорта договорюсь.

Серафим еще раз критически осмотрел снеговика и направился к калитке.

— Ничего себе, — восхищенно выдохнул Костик, когда он вернулся с добычей. — Деда Мороза ограбили?

Серафим, державший под уздцы белых лошадей, гордо оглядел несколько потертые, но всё же эффектные красные сани.

— Не Мороза, Назара. И я его не грабил, а взял сани напрокат.

— Слушайте, а может, дед Назар и есть Дед Мороз? — предположил Костик. — То-то его весь год не видно… Он просто занят, игрушки мастерит.

Серафим, только что вернувшийся от хмурого, нелюдимого деда, пропахшего конским навозом и гнилыми зубами, с сомнением покачал головой.

— Ну и ладно, ну и не верьте в чудеса, — вздохнул Костик.

Он страдальчески одернул громоздкую зимнюю куртку, посмотрел на Серафима и спросил:

— А вы прилично одеваться не собираетесь?

— Я и так нормально одет, — отрезал Серафим, поправляя ушанку. — Залезай.

Костик запрыгнул в сани, замотался в валявшееся в них одеяло и крикнул:

— Поехали! Чего ждете?

— Да поедем, поедем, — проворчал Серафим, кое-как забираясь в сани и пытаясь распутать вожжи. — Еще бы понять, как тут ехать…

К счастью, лошади оказались покладистыми и сообразительными, и сани почти без участия возницы двинулись в верном направлении.

— Вы артефакты забыли, — громко, чтобы перекричать ветер, сообщил Костик.

— Не забыл, — ответил Серафим. — Мы пока только договариваться едем.



Звездопад Весной

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться