На чужих рубежах. Конкуренция

Размер шрифта: - +

Глава 1

За панорамным окном операторской «Гнезда», сновали малые строительные машины. «Строй-боты» были введены в строй со вчерашнего дня, и сейчас заканчивали расчистку территории плоского как блин кольца оплавленной земли вокруг стен города. Этих шустрых четырёхлапых паучков я видел впервые, но уже знал, что ребята Свена нашли их в одном из закрытых складских помещений где-то за казармами легионеров. Там же мы разжились уймой разнообразного ручного строительного и сельскохозяйственного инвентаря.

Отложив в сторону планшет и отодвинув от себя стопку листов из мутного светло-бежевого пластика, я встал из-за своего стола. Медленно прошёл на обзорную площадку в просторном эркере, оборудованном по центру стены, справа и слева от которого рядами были установлены универсальные административные пульты.

Почти все они всё ещё простаивали. Ярко светилось лишь одно рабочее место, занимаемое моей секретаршей, а по совместительству нашим оператором внешней связи Сон Кё Хе.  Оно было подключено к городской системе связи, а также, к самодельной перехватывающей радиостанции, собранной главой инженерной службы, профессором Сэмом Ленксли.  Аппаратура постоянно, перемигиваясь разноцветными огоньками индикаторов, периодически попискивала, что слегка раздражало, так как сама стойка была смонтирована у левой стены, неподалёку от моего стола.

Спустившись по лесенке из пяти ступеней на обзорную площадку, я опёрся руками на перила ограждения и посмотрел сквозь бронированное стекло эркера на глубокое синее небо. «Гнездо», ныне – главный офис службы внешней разведки Третьего Рима, было частью городских укреплений. Отведённое нам помещение входило в надвратный комплекс и располагалось непосредственно над главным шлюзом города, метрах в тридцати над землёй.

Вообще-то, по правилам, здесь, должна была находиться оперативная дежурная смена, подчиняющаяся непосредственно коменданту. А в похожем, но куда более просторном помещении под нами – наблюдатели самообороны, патрульная служба и группы быстрого реагирования. Но это в идеале.

Из города тем временем, выкатился принадлежащий легиону средний вездеход с нарисованной на борту цифрой три. Пройдя внешний КПП, восьмилапая машина по широкой дуге вырулила на трассу, ведущую к Нилу. Водитель прибавил скорости и спустя пару секунд, механизм нырнув в лес скрылся за деревьями.

Неподалёку от съезда на дорогу, работали, все три имеющихся у нас больших шагающих инженерных меха. Внешне неуклюжие десятиметровые гиганты споро разгребали окружающий Третий Рим завал, образовавшийся во время посадки колонизационного модуля на планету. Крупные, неплохо сохранившиеся стволы, быстро очищались от веток оттаскивались ближе к городу. Их планировалось использовать в будущем строительстве, как и валуны, а также, крупные камни, укладывали неподалёку. Всё остальное, ветки, мелкий щебень и прочий природный мусор собирали в большие груды для дальнейшей сортировки.

Глядя на суету рабочих и инженеров, а также высокие фигуры охранявших их легионеров, я в очередной раз пришёл к выводу, что какие бы то ни было грандиозные планы нам пока что, просто не по зубам. Не хватало всего: рук, техники, материалов, а самая большая проблема заключалась в отсутствии квалифицированных кадров.

Инопланетяне, собравшие нас из разных времён и стран, выдернув каждого из объятий неминуемой смерти, вложили в наши головы множество новых знаний. Вот только к сожалению, ограничивались они в основном технической информацией и практическими навыками. Из нас делали первоклассных исполнителей: строителей, механиков и операторов различных систем, лаборантов, в то время как нам нужны были архитекторы, конструктора, учёные и прочие профессионалы.

Конечно встречались среди нас светлые головы – но то были уникумы. А в массе же своей, жители города хоть и прошли принудительное повышение уровня интеллекта, оставались узкоспециализированными работниками. Взять, например, «Принцессу Египта», благодаря которой река получила своё название.  Девушка считалась инженером и была одной из лучших в управлении крупногабаритной техникой гражданского назначения на шагающем шасси. Она досконально знала каждый винтик и гаечку в любой из доступных нам машин этого типа. Могла собрать, разобрать и починить подобный агрегат. С завязанными глазами при помощи манипулятора, на спор поднимала и переносила стеклянный стакан, наполненный водой, не пролив и капли. Свен и Ленксли хвалили её как хорошего и исполнительного сотрудника. Но…

Как всегда, было «но»! Будучи уроженкой Древнего Египта, да ещё и аристократкой, в нынешней своей жизни она умела разве что управляться со своими супер-тракторами, а из рабочих процессов знала только процедуру прокладки дорог. Как, впрочем, и остальные девять операторов, по той простой причине, что она изначально была заложена им в мозг при обучении.

А вот, просить этого «инженера», рассчитать простейшую нагрузку на балку – было бесполезно. Наофет просто стояла и хлопала глазами, совершенно не понимая, чего же собственно от неё хотят. Она не разбиралась ни в физике, ни в сопротивлении материалов, а любой третьеклассник по общему объёму знаний превосходил её многократно. Вот и получалось, что девушка прекрасно знала историю своей прошлой страны, спокойно уделывая любого египтолога, знала основы астрономии и геометрии, с удовольствием возилась в сложнейших механизмах… но при этом не понимала основных принципов их работы и не знала, как построить простейший шалаш – она его просто никогда в жизни не видела.



Александр Шапочкин

Отредактировано: 24.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться