На чужих рубежах. Конкуренция

Размер шрифта: - +

Глава 2

– Чего такое? – Айзек выскользнул следом за мной из ещё не успевшей закрыться двери.

Вместо ответа, я протянул ему свой планшет, с открытым на мониторе сообщением от Свена: «Вик, срочно подойди к третьей кочегарке!» И всё. Что случилось? Зачем я понадобился? Оставалось только гадать.

– Хм. Чего это он? – нахмурился Смит и посмотрев на меня спросил. – Тебе стенограмму допроса переслать?

– Обязательно, и если успеете, то аналитику, тоже, – я панибратски хлопнул американца по плечу и предложил. – Ты вечерком ко мне в «Гнездо», забегай.

– Хорошо, – Айзек кивнул и пожав мне руку, вернулся в комнату для допросов.

Посмотрев несколько секунд на закрывшуюся дверь, я развернулся и зашагал к выходу из казармы. Возле ворот карантинной территории, меня остановил скучающий санитар в гражданском скафандре, заставил потоптаться в поддоне, заполненном подозрительного вида мутной жидкостью, просканировал с ног до головы и только убедившись, что со мной всё в порядке вернулся в свою будочку.

Легионеры, когда я прошёл мимо них, подтянулись и саданули себя кулаками по нагрудникам в области сердца. Легат, устанавливая для своих ребят правила, внял моим убеждениям и скрипя сердцем отказался от использования «приветствия солнцу». Отдав бойцам честь, я дошёл до Спец-Лаб-Храна и повернув на радиальную дорогу, зашагал в сторону возвышения на котором располагался центр города.

Нельзя сказать, что на наземном уровне города было оживлённо. Из четырёхсот восьмидесяти человек, после всех пертурбаций и ухода эллинов с варварами, римлян осталось всего двести пятнадцать. Из них семьдесят три – «Homo Modificus», то бишь двух с половиной метровые верзилы типа меня, в чьи прямые обязанности входила защита города, и сто сорок два гражданских, почти пятьдесят человек из которых были завербованы Айзеком в его ведомство, а ещё сорок – состояли в резерве. Все остальные, условно делились по сугубо мирным направлениям: учёные, технари, инженеры и остальные.

Казалось бы – глупо при таком ограниченном человеческом ресурсе, раздумать силовые ведомства до двух третий от населения, но это если рассуждать привычными моему времени категориями «профессий». На самом деле, по-настоящему от звонка до звонка на одном единственном месте трудились только научники да ребята Ленксли, плюс основная группа техников, немногочисленная администрация города во главе с Иваном и халявщики вроде меня, Смита, Кинга и Юстициана. Все остальные, зачастую совмещали две-три специальности, а легионеры так и вовсе считались разнорабочими.

Впрочем, ближайшие перспективы по мнению большинства, не были столь уж безрадостными каковыми представлялись лично мне. В нашем живом активе имелись девять сотен с копейками кукол, которые после отключения устройства контролирующего сознание колонистов, ментально морфировали из неких марионеток в обычных пяти-шестилетних детей.

Всё то недолгое время, прошедшее с момента посадки на Гелла-3 время, их содержали отдельно от остальных колонистов. Признаться, я особо не вникал в подробности того, чем занимались с ними в центрах содержания сотрудники Марджи и набранные ей волонтёры, но созданной инопланетянами специально для меня Снежане, всё нравилось. А потому я особо не волновался.

И тем не менее подобная ситуация не могла продолжаться вечно. Во-первых, мы просто были не в состоянии длительное время содержать такое большое количество взрослых людей, дожидаясь покуда их ментальное состояние нормализуется и, хотя бы примерно станет соответствовать физическому.

А во-вторых, ничего хорошего бы не получилось бы относись мы к ним как к нормальным детям с земли, века этак двадцатого-двадцать первого. В нашем положении через пару лет, когда по мнению специалистов они достигнут пятнадцати-шестнадцати летнего возраста, мы вполне могли получить на свою голову «поколение иждивенцев», привыкших получать всё за просто так, по первому требованию.

Так что, уже в ближайшее время, планировалось начать интегрировать их в наше общество на основании системы «Матер-Подмастерье». Когда каждый дееспособный гражданин обязан был взять на воспитание от трёх до пяти воспитанников, среди которых в обязательном порядке должна была быть подготовленная лично для него кукла. Понятное дело, что всем нам будет не просто, но любое другое решение либо закладывало явное социальное неравенство, сгладить которое в наших условиях было практически невозможно, либо и вовсе создавало бомбу, которая когда-нибудь должна была обязательно взорваться.

К тому же все эти искусственные люди, хоть и впали в детство, но тем не менее небыли абсолютно беспомощны. Они обладали определёнными социальными и житейскими навыками, были подготовлены как высококвалифицированный рабочий персонал и обладали необходимыми городу профессиональными навыками, чаще всего техническими. Поэтому, несмотря на все гипотетические проблемы, связанные с подобным вынужденным шагом, мы надеялись, что земляне своим примером, а также обязательные учебные классы в бывших центрах содержания, смогут подтолкнуть их ментальное взросление.

Но – на данный момент всё это были только планы, потому как следовало ещё подготовить самих колонистов, а главное – провести наконец общегородское анкетирование. Деление на учёных, инженеров, военных и прочих – всё это было прекрасно… для какой-нибудь компьютерной игры. Там, где обувь и одежда, сами собой появляются в инвентаре у «ситизанов» стоит только построить соответствующие здания и обеспечить их сырьём. А нам для подобных радостей нужны были люди – сапожник и портной, а также те, кто будет выделывать и дубить кожи животных, крутить нити, ткать, прясть, ковать иглы и шила.



Александр Шапочкин

Отредактировано: 24.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться