На чужих рубежах. Посев

Размер шрифта: - +

Глава 1

Взрыв громыхнул, когда мы уже взошли на эскалатор и он медленно повёз нас вниз. Я и моя жена Ольга, а также Серый со своей супругой – вся наша маленькая, но очень дружная компания. Не зря мы с Серёгой обратили внимания на того парня, вполне славянской внешности, мнущегося перед рамками металлоискателей в холле метро. Вот не понравилось нам что-то.

Одетый в толстую не по погоде куртку-бушлат, да ещё пухлую какую-то, словно бы под ней он носил несколько свитеров, молодой человек сразу же показался нам подозрительным, ведь на улице сейчас стоял самый разгар бабьего лета. В руках он держал чёрную спортивную сумку, перемотанную плёнкой и помеченную биркой, очень похожей на те, которые используют при выдаче багажа в аэропорту. Впрочем, если не обращать внимания на странного вида верхнюю одежду, выглядел он как самый настоящий европеизированный хипстер, с короткой причёской, яблокофоном в руках и кейсом от для ноутбука свисавшей с плеча на длинном ремешке.

Нам бы с приятелем насторожиться, уж больно паренёк был нервным, всё косился на будку с полицейскими и теребил что-то на груди... Но как говорится – не судьба. Мы же только день как вернулись из части, семья, дела, заботы… вот с нашими девчонками в ресторан пошли. Там очень хорошо поседели. Кто знал, что всё так получится? Мы ведь тоже люди, и нам хотелось верить в то, что жизнь прекрасна...

Так что, расслабились бойцы, потеряли бдительность – много ли нужно военному человеку на гражданке. К тому же этого странного товарища заметили не только мы, но местные менты. В его сторону уже шагал патруль из двух полицейских с АКС74У, вот мы и решили не лезть не в своё дело и прошли турникеты.

Помню Оленька всё планы на этот вечер строила. Хотели все вместе в кино сходить, а Аня - супруга Сергея предлагала завтра на дачу к ним рвануть, покуда погода хорошая. Мы естественно с Серым про шашлыки вспомнили, хотели ещё в ночной магазин заскочить, мяса купить, даже спор возник – по чьему рецепту мариновать будем.

Когда наверху раздались крики и завизжала женщина мы уже спускались на платформу. Донеслось два пистолетных выстрела и сразу же автоматная очередь. Конечно мы тут же среагировали - куда там, рефлексы! Никто из нас ещё не понял, что все мы обречены.

В далёком светлом полукруге выхода шахты эскалатора появилась человеческая фигурка. Деталей с такого расстояния было не различить, но он я сразу узнал парня в бушлате. Он сильно хромал, потерял кейс с ноутом и пригибаясь держался рукою за правый бок. Уже через секунду, на него навалились полицейские, однако он успел сделать своё чёрное дело и из последних сил швырнул ту самую сумку на ступени эскалатора, прямо под ноги спускающимся за нами пассажирам. Мне показалось, что я услышал, как он крикнул: “Алла...” но возможно этого и не было, потому как в то же мгновение всё пространство шахты потонуло в жутком грохоте.

Об этом моменте я помнил немного. Только страшный удар, и то, как отрываются от твёрдой поверхности ноги, а также несколько мгновений полёта. Воздух, заполненный мешаниной из людей, осколков стекла, метала и пластика. И словно бы стороннюю мысль о том, что взрывная волна, распространяющаяся по трубе – страшное дело.

А дальше… всё смазалось. Это я тоже никак не мог забыт. Ощущение словно кто-то нажал на стоп-кадр и будто бы я - целый и невредимый, отчаянно цепляюсь руками за своё же собственно изломанное и окровавленное тело. А меня куда-то тянет, и я не в силах сопротивляться. Словно бы за спиной вновь раскрытый парашют, а в лицо бьёт неумолимый ураган. Будто бы я, вместо того, чтобы по всем правилам покинуть борт самолёта, или избавиться от парашюта, вцепился руками в край люка и никак не хочу его отпускать, а меня тянет назад, прямо в работающую турбину.

Боли я не чувствовал. Как во время взрыва, так и тогда. Что меня поразило больше всего, так это то, что, когда я случайно мазнул взглядом по застывшему в нескольких метрах от меня телу моей Оленьки, в душе не появилось ни единого отклика. Я даже кажется не понял, что это именно она, просто приметил чистый лоскуток её небесно-голубого платьица и продолжил бороться с неведомой силой, утягивающей меня куда-то, куда я очень не хотел попасть. Затем, пальцы соскользнули с окровавленной плоти и наступила темнота.

Вздохнув, я вынырнул из воспоминаний и снова поднял свою опутанную трубками и проводами руку, и вновь принялся разглядывать кожу, в которую то здесь, то там, пронзали эти инородные предметы. Уже в который раз, словно пациент дантиста, у которого откололся кусочек зуба, и который постоянно тянется к нему языком. Поднял вторую и повернул к себе тыльной стороной, сжал кулаки и и тут же расслабил пальцы, всё никак не веря в то что вижу совершенно чужие, не знакомые мне кисти.

Это были не мои руки – исчезли знакомые шрамы на костяшках и застарелые пороховые ожоги. Мышцы непривычно бугрились под кожей, лишённой какого бы то ни было загара, а на предплечьях не было ни единого волоска. Тело… его видеть я не мог, но чувствовал словно чужое. Голова была закреплена в каком-то шлеме, так что я не мог осмотреть себя, однако скосив глаза, сумел разглядеть могучие плечи, и бицепсы, которым мог позавидовать любой культурист.

Не моё это было тело - совсем не моё. Тяжело вздохнув, я закрыл глаза и попытался расслабиться. Понять, что со мной произошло и где собственно я нахожусь – наверное было бы самым важным в данной ситуации.

“Ситуации...” - я хмыкнул, почему-то сосредоточившись именно над этом слове.



Александр Шапочкин

Отредактировано: 16.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться