На дороге в Амалорм

Размер шрифта: - +

4, 5

4.

 

 

Опустившись в щель, токен запрыгал внутри, по пути слегка позванивая. В отличие от большинства других, в Храм Общих Знаний так просто не войдешь. Только после небольшого подношения в виде медяка, кусок стены отъезжал в сторону, открывая темный проход.

В конце его — инспектор Орсон помнил — несколько дверей, ведущих в комнатушки-предбанники.

Так и есть.

Он потянул ближайшую на себя, вошел, заперся изнутри. Атомные Боги, хоть бы какую скамейку поставили! Прямо перед ним, на стене, размещались четыре небольших колеса. На одном по ободу - буквы, на трех - цифры и по стрелке под каждым, нарисованной белой краской на стене. Когда человек посещал Храм впервые, требовалось придумать свое расположение колес, после чего сделать приличное пожертвование. Храмовники якобы запоминали каждого, именно по колесам, и в следующий раз, мзда была заметно меньше.

Однажды, инспектор Орсон уговорил друга сказать ему свой код, после чего пошел в храм, пытаясь выдать себя за другого. Ничего не вышло — храмовники отказались принимать инспектора, из чего он сделал вывод — все дело в имени и внешности, а колеса так — для отвода глаз.

- Хэнк Куинлен Орсон — полиция! - громко произнес он, после чего поставил колеса в универсальное для полицейских положение. Официальные запросы в храм оплачивало герцогство, хотя и не особо приветствовало, полагая подобные траты пустым расточительством. Если все могут решить храмовники — зачем полиция?

Щелкнул замок, стена с колесами отошла, Орсон с трудом протиснулся в образовавшуюся щель – для кого они их строят. Для низкоросликов! За дверью сидели служка и один из большеголовых.

Служка указал рукой за спину.

- Вам туда.

Большеголовый промолчал.

Храмовники Общих Знаний выкупали детей у родителей, или из приютов еще младенцами, прямо с этого возраста, начиная пичкать их своими знаниями — древние и очень опасные ритуалы. Из сотни в относительно здравом уме к совершеннолетию оставался один, ну двое. Что случалось с остальными — молва умалчивала, не знал и Орсон, хотя ему, вроде, по должности знать положено. Но вот этот один, или двое становились большеголовыми. Нет, размер головы был ненамного больше обычного, но дело не в этом. Человек словно переставал быть человеком. Вроде, он здесь и, вроде, нет. Вроде слышит и видит тебя, а никак не реагирует.

Следующий коридор, в противовес первому, был ярко освещен и – слава Атомным Богам - широк, стены украшали раскрашенные барельефы. Чего здесь только не пестрело — фигурки людей и животных, дверги, центаврийцы, растения, надписи на человеческом, эльвийском и десятке незнакомых языков, измененные всех форм и размеров. В который раз инспектор Орсон задался вопросом — зачем это все? Соискатель, пришедший в храм за ответами, вряд ли задержится, дабы полюбоваться изяществом лепки, праздные зеваки сюда не добираются, тогда, для чего? Наверняка, подобные украшения обошлись храмовникам недешево. Пройдя и этот коридор, Орсон оказался в следующей комнате, на этот раз попросторнее. Большеголовый - это был старик - редкий седой пушек смешно обрамлял огромную лысину, ни дать, ни взять — одуванчик. Так вот, большеголовый, скрестив ноги, восседал в стенной нише, рядом с ним стоял толмач, тоже старик, но не лысый и помоложе.

- Задайте ваш вопрос, - нараспев произнес толмач.

Еще поговаривали, что они все в этом храме — кастраты.

Инспектор ухмыльнулся.

- В чем смысл жизни?

Толмач на некоторое время замер, закрыв глаза, большеголовый и не открывал их.

- Ответ на данный вопрос подразумевает формулировки и понятия, что находятся вне вашего уровня знаний, - через время продекламировал старик, у которого с большеголовым было что-то, вроде невидимой связи, тот думал, этот — говорил. - Задайте правильный вопрос.

Что ж — и на этот раз не получилось. Всякий раз, посещая храм, инспектор спрашивал о смысле жизни и всякий раз получал одинаковый ответ. Ничего, когда-нибудь, он натолкнется на большеголового, который ему ответит. А пока, придется задать тот вопрос, с каким пришел. Точнее, не совсем вопрос.

- У меня задача, - Орсон привычно поискал куда бы опустить грузное тело, и ожидаемо не нашел – в Храме Общих Знаний не предполагалось задерживаться надолго.

- Введите данные, - ответствовал толмач.

- Десять убийств, десять жертв… - он перечислил все, что знал об убитых: имена, род занятий, время преступлений, даже рост и одежду, в которой были убиты.

- Данные приняты, - когда инспектор закончил, произнес храмовник, - ваш вопрос?

- Что общего, между ними. Связь, единая нить всех этих преступлений.

- Возраст и способ убийства, - почти тут же ответил толмач.

- Это я и без вас понял, еще?

Толмач закрыл глаза, на некоторое время, впав в транс.

- Ответ на данный вопрос требует времени и размышлений.

Орсон вздохнул — чего-то подобного он опасался.

- Сколько времени?

- От нескольких часов до бесконечности.

Ну вот — сходил, называется, влетит ему от начальства, когда увидят счет из храма.

- В случае нахождения ответа, вы будете поставлены в известность. Задайте следующий вопрос.

- Нет больше вопросов, - буркнул Орсон, поворачиваясь к выходу.

 

 

5.

 

 

У выхода из Храма Общих Знаний, инспектора Орсона ждал Ульрике. Молодой человек нетерпеливо топтался, смешно переступая с ноги на ногу. Орсон с завистью посмотрел на него – сам он не то что топтаться, уже стоять с трудом мог. Атомные Боги, может в Двор Чудес податься, пусть дверги приделают ему механические ноги, а лучше – колеса, по два на каждую, а еще лучше желудок поменьше.



Владимир Лароу

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться