На дороге в Амалорм

Размер шрифта: - +

6.

6.

 

 

- Ну, как прошло?

Робея в присутствии начальства и вообще во дворце, всю дорогу младший инспектор Ульрике держался, хотя Орсон видел, каких трудов парню стоило временить с вопросами.

За воротами, комиссар укатил на экипаже, предоставив инспекторов самим себе.

- Работайте! - напутствовал напоследок, перед тем, как закрыть дверь.

Усталость в ногах, отступившая было в присутствии Советника, вернулась и, кажется, с новыми силами. Орсон с тоской посмотрел на ряд скамей у стены. М-да, не время рассиживаться.

- Ну, как прошло? – не дождавшись ответа, нетерпеливый Ульрике спросил во второй раз.

Пока они были во дворце, на улице заметно похолодало, Орсон поднял воротник, посмотрел на небо, как всегда затянутое свинцовыми тучами. Не ровен час — снова польет, хотя, по серому покрову все равно не понять.

- Если так пойдет дальше, в городе будет, как в Белых землях, - недовольно сопение младшего инспектора красноречиво сообщало о том, что далеко не слов о погоде он ждал. Орсон сжалился на юношей. - Теперь это дело политическое.

- А? - тот мало что понял.

- Ты спрашивал, как прошло — плохо. Убийства — теперь политические и находятся на личном контроле Советника.

- В смысле убийства? Расследование?

- Ты понял меня. И нам, мой дорогой, следует поймать убийцу, либо кого-то достаточно похожего на него, - именно так Орсон подумал, стоя над трупом портного, теперь вот мысли материализуются. - Причем, для нашей безопасности, в самое ближайшее время.

- Как это, достаточно похожего на него?

Молодость, молодость, парень недавно в полиции, ничего, пройдет со временем, при условии, что это время у него будет. Хотя, некоторые объяснения не помешают, а то вообразит черте что.

- Город кишит преступниками всех мастей — от базарных воришек до налетчиков-головорезов. Ничего, если кто-то из них, так сказать, поспособствует душевному спокойствию двух не самых плохих инспекторов, а заодно и комиссара, и Советника.

- А убийца — настоящий, - парень конечно же понял, куда тот клонил, - а убийства, тем временем, они же будут продолжаться.

Вместе с болью в ногах, начал возвращаться и всегдашний голод, что ж за жизнь-то такая! Ни посидеть нормально, ни поесть!

- Да, - ответил раздраженно, - и мы найдем убийцу, но над нами уже не будет висеть тень Советника… во всяком случае, пока кому-то не придумается укокошить очередного гильдийца. Парень, поверь, ничто так не мешает расследованию, как интерес начальства.

Стена дворца закончилась, они вышли к Улице Чудес.

Сначала она так называлась «в народе», затем имя закрепили официально.

- Подайте, подайте ветерану Горендвальдской битвы! - к инспекторам тянул руки, оканчивающиеся плошками, седой мужчина. Длинный пепельный чуб на лбу аккуратно разделялся, обрамляя третий глаз, закисший, отчего глаз щурился и постоянно моргал. Кроме плошек и глаза, в остальном это был обычный человек, даже в меру упитанный.

- Битва прошла девяносто лет назад, сколько же тебе тогда было, ветеран? - не сдержался Орсон.

- Да пошел ты, умник! - тут же оскалился трехглазый.

Самое «хлебное» место для попрошаек, естественно, было у стены дворца, поближе к воротам. Однако, оттуда просителей, естественно, гоняли. Вот они и обосновались, так сказать, на подходах.

- Милок, подай на пропитание, сыновей забрали на войну, некому позаботиться на старости лет.

- Держи, мать, - парень в потрепанной военной форме опустил пару медяков в платок сухонькой старушки, без видимых уродств.

- Благодарю, пусть пребудет с тобой милость Атомных Богов. Добрые господа, не проходите мимо, подайте на еду матери трех… - нищенка подняла глаза, встретилась взглядом с инспектором Орсоном. Тот подмигнул ей.

- Привет, Сера, уже не промышляешь в торговых?

Старушка пожала худыми плечами.

- Возраст, пальцы не те, а ты, я слышала, в убойный перевелся, мокрухами теперь заведуешь.

- Ага.

- В наших краях по работе, или как?

- Или как, Сера, или как.

Они прошли дальше.

Ульрике зашептал на ухо Орсону.

- Надо было расспросить ее, может, в их, гм, среде, что-то видели, слышали, знают.

- Расспросим, - кивнул инспектор, - обязательно расспросим, как и после всех предыдущих убийств, но не здесь. На людях никто с нами разговаривать не станет, даже, если знает. К тому же, эти ребята и, кто стоит за ними, понимают, в случае чего, можем взять любого и приписать ему, что захочется. Убийства, такие убийства, без поживы, не их рук дело, и они невыгодны ворам и попрошайкам так же, как и нам. Если бы что знали, мне уже сообщили бы, тем или иным способом.

Улица Чудес называлась так, потому что количество измененных на ней превышало все пределы. Кого здесь только не было: двухголовые, четырехрукие, совсем без рук, но с крыльями за спиной. У одного из попрошаек — Орсон заметил — к туловищу крепилось аж шесть ног — две босые, на остальных сапоги разных расцветок, фасонов и степени изношенности.

- Подайте…

- Помогите…

- Пусть пребудет с вами милость Атомных…

- Откуда столько измененных? - младший инспектор только и успевал, что одергивать полы фирменного сюртука, в которые вцеплялись руки, клешни, щупальца.

- Вестимо откуда — из Двора Чудес.

- Но ведь… это недешево.

- А попрошайничество, парень, вообще серьезный бизнес, особенно, рядом с дворцом.

- Но, как можно пойти на такое… добровольно, - младший инспектор как раз смотрел на попрошайку, все тело которого было заменено на змеиное, или к толстой змее прицепили голову человека. Второй нищий кормил змеетелого из детской бутылки с соской. Бурая кашеподобная масса стекала по подбородку, но тот не мог даже утереться.



Владимир Лароу

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться