На дороге в Амалорм

Размер шрифта: - +

13, 14

13.

 

 

Все мы — сестры,

Кротость — наша добродетель,

Целомудренность — наша красота,

Внешнее — лишь покрывало,

Внутреннее — суть.

Орсон отступил, пропуская процессию Смиренных Сестер.

Во втором куплете их гимна — инспектор помнил — пелось о стыде Сестер, но, вопреки стихотворным строчкам, выше пояса женщины были оголены. Подтверждая, что в понятие «стыд» и «целомудренность», каждый вкладывает свое, лица их были скрыты плотными вуалями, что опускались из широкополых, белоснежных шляп.

Прохожие расступались, некоторые откровенно пялились на бюсты сестер. Так как в основной массе в Сестры шли женщины старшего возраста, их обвислые груди, на взгляд инспектора, мало кого могли возбудить, впрочем — у всех свои вкусы.

Мимо Храма Теней, служители которого, вопреки зловещему названию, просто старались поменьше жечь электричество, вдоль авеню масок, инспектор Орсон, переваливаясь, двигался в сторону участка.

После ночных посетителей, он так и не заснул. М-да, задачка. Меньше всего хотелось влезать в политику, но политика влезла в него. С одной стороны — Советник торопит расследование, с другой — заговорщики хотят пустить на тормоза. А что прикажете делать ему — простому инспектору уголовной полиции? А делать следует то же, что и всегда — свою работу, а там, как пойдет.

 

 

- Чего глаза красные? - встретил его в коридоре капитан.

- Бессонница, - Орсон почти сразу решил не рассказывать начальнику о ночных посетителях — у того своих забот достаточно. - Ты вращаешься немного в иных кругах, что говорят, как там на войне. Мы побеждаем, драпаем?

Перед тем, как ответить, капитан огляделся по сторонам, затем, взяв за локоть, отвел Орсона в сторону.

- Только никому, в городе может паника и все такое.

- Ну?

- Драпаем и сильно драпаем. Обе армии наконец-то сошлись в битве при Фертер-Ланде — городок почти на границе, может, слышал, там еще козьи сыры делают.

- Не слышал.

- Ну да не важно. Наши продули, с треском. Поговаривают, Гуго, вместе со свей шлёндрой, смотались еще до окончания битвы, когда поняли, что дело — швах. Конечно, позже они опомнились, не без помощи генералов, собрали остатки войск, те, что удалось собрать, ибо, кто не дурак — давно дезертировал, и сейчас вся эта компания дружно отступает к Вароссу.

- Выходит, не соврал, - пробормотал Орсон.

- Чего?

- Нет, ничего. Получается, если не случится чуда, нас ждет либо осада…

- Какое чудо, мелкопоместные, да и крупные дворяне откалываются, армия тает на глазах.

- … либо Гуго с остатками войска пройдет мимо, прямо в Барбаган.

- А там что?

- А там порт, и море, а за морем Зухарский Каганат, варвары давно облизываются на наши земли, можно попытаться найти союзников.

- Политика! - сплюнул капитан.

- В любом случае, Варосс не ждет ничего хорошего.

- Вот вы где! - в коридоре появился раскрасневшийся младший инспектор Ульрике. - О, капитан, простите, не заметил.

Карелла запыхтел, а Орсон улыбнулся — молодость, так походя оскорблять начальство, подобные просчеты извиняет лишь молодость.

- Эта, - продолжил младший инспектор, - слежка, ну за одним из списка, его пытались утащить.

- Утащить?

Ульрике нетерпеливо махнул рукой.

- Пойдемте, сами увидите!

 

 

14.

 

 

- Он за угол, а я, значить, туда, понятно, не сразу, службу знаем, ну а там — мать моя женщина!

Один из шпиков, или соглядатаев, как больше нравится, давал показания. Хотя полноценными показаниями это назвать было трудно. Для слежки за людьми из списка мобилизовали буквально всех, включая работников архива и патрульных.

- Я его к себе, а они – к себе, я за обе ноги, чтоб сподручнее, значить, тянуть было.

Этот был из патрульных. Рыжий детина, широкое лицо которого сплошь обсыпали веснушки.

- А парень орет. Потом одна как полоснет по горлу, может хвостом, может, еще чем, кровищи, они в рассыпную, а я, значить, не растерялся, ноги бросил, все равно – мертвяк и дубинкой ее, дубинкой, я ж без родной – никуда.

Веснушчатые руки огладили полированную множеством прикосновений рукоять и иззубренное множеством применений тело темной полицейской дубины.

- У меня не побегаешь! – закончил патрульный.

Инспектор Орсон посмотрел на виновника «торжества» - парня в замусоленной одежде работяги – одиннадцатую жертву загадочного убийцы, впрочем, почему загадочного – труп возможного преступника лежал здесь же, рядом с телом жертвы. Только вот удовлетворения это принесло мало, ибо убийцей была… крыса. Да, необычная, размером с собаку, к тому же содержимое разбитого черепа – патрульный постарался – заливало какие-то механизмы, что росли из тела животного, или оно росло из них, но… крыса. И что прикажете предъявлять Советнику? Хотя есть и плюсы, ночные гости будут довольны, еще бы – крысы-убийцы нападают на людей, никто не может чувствовать себя в безопасности, даже в собственном доме! Лучшего повода для паники трудно и придумать. Вот только, почему крысы убивают приютских, да еще – одного выпуска. Слава Атомным Богам, хоть фаворитки герцога в оном выпуске не значится.

- Сколько их было? – инспектор огляделся в поисках места для сидения.

- Кого?

Орсон сделал глубокий вдох – с кем приходится работать.

- Крыс.

- А-а, этих, много.

Как назло, в поле видимости – ничего, даже захудалого ящика, да что ж эти убийцы по подворотням-то шарятся! Сложно убивать, рядом со скамьей!



Владимир Лароу

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться