На дороге в Амалорм

Размер шрифта: - +

22, 23

22.

 

 

- Отряд у храма Валаала занял места.

- Рауль, вместе с дружинниками закончили с машинерией.

- Как там на Масок?

- Подвозят, ребята на подходе!

Участок походил на растревоженный улей.

Все куда-то бежали, что-то кричали, решали, доказывали.

- А я говорю, весь цех! Сам проверю, если хоть один не выйдет, хоть одна крыса проскочит, лучше бегите из Варосса, сами. Или в тюрьму сами, все ясно?

Сновали курьеры, чтобы, отчитавшись и получив указание, припустить обратно.

Его не было двое суток, а такое чувство, что год. Инспектор Орсон поймал пробегающего мимо Ульрике.

- Что, что случилось? Враг у ворот? – хотя, он недавно от ворот и никакого врага не видел, может, тот подходит с другой стороны?

- Облава на крыс, приказ Советника.

- В каком смысле, облава на крыс? На каких крыс?

- На городских, каких же еще? – удивился Ульрике.

- Всех?

- Ну да, атомные какую-то машинерию подогнали, она просто по улицам ездит, а крысы в округе, как мертвые делаются. Ну, не совсем мертвые, оживают потом, нам только собирать успевай, ну и выносить. Всех подняли, даже гильдийцев и военных. Ювелиры взялись было протестовать, но Советник их живо приструнил, теперь лазят по канализациям, как миленькие.

- Но… почему?

- Как почему? Это ж они людей убивают.

 

 

Кабинет капитана Кареллы походил на ставку главнокомандующего во время решающей битвы.

- Как в квартале гончаров?

- Вроде, всех собрали.

- Вроде, или всех!

- Ну всех. Они в подвале лавки Юэня спрятаться хотели, а один из работников туда, выпить потянуло, пока дом без хозяина, а там…

- Без подробностей. Машинерия сейчас где?

- По красным фонарям ездит.

- Да уж, она наездит! – гоготнул кто-то.

Комиссар строго посмотрел, и шутник заткнулся.

Орсон терпеливо ждал в стороне, пока толпа рассосется. Карелла заметил его.

- Вернулся уже. Вливайся!

- Почему крысы? – он помнил ночной разговор с их королем, заверения двухголового, что к убийствам крысы непричастны.

- А кто? На месте убийства поймали крысу, какие тебе еще доказательства.

- Измененную.

- Да какая разница, крыса она и есть крыса! – капитан окинул взглядом присутствующих в кабинете, - ну ка оставьте нас.

Подчиненные послушно вышли.

- Понимаешь, - несмотря на то, что они остались одни, Карелла перешел на шёпот, - слухи давно ходили, но в последнее время… докатились до того, что убийств было больше сотни и всех сначала изнасиловали, а потом съели.

- Крысы? Изнасиловали? Как? Чем? – Орсон понимал, кто распространял слухи.

- Да хоть хвостами! Нашим людям только повод дай! А тут еще крысы пару складов с зерном обнесли. Кто-то заорал, что будет голод, лавки начали громить. Ну, Советник и решил одним махом и убийства, и врага, значит, общего людям дать, крысы уже давно всех достали.

- Крысы-то, может, и достали, да только убивают не они.

- Они, не они, какая разница! Приказ начальства, а приказы – сам знаешь. Одним словом, включайся, в квартале стеклодувов набрали целую гору, а вывозить нечем. Дуй к кондитерам, забирай их хлебовозки, и все к стекольщикам.

- Крыс? Хлебными экипажами?

- Дело говоришь! Ребят возьми покрупнее, вдруг кондитеры заупрямятся.

 

 

23.

 

 

- Г… где мы? – остроухая голова оторвалась от скамьи, глаза усиленно моргали.

- А ты не помнишь? – злость не то, чтобы прошла, но заметно поубавилась.

Правы мудрецы – время лечит.

- Нет, - Тахл сел на скамье, обозревая помещение. – Очень походить на тюрьму Сегданы… о – я вспомнить! Или нет… Сегдана… тюрьма… что я там делать? Все, как в тумане…

Эрик вздохнул, как там говорил воспитатель Калабалин в приюте: «Не желаешь неприятностей, не делай добра». Жаль, жаль, что мудрость речей старого Сэма Калабалина только сейчас достигла сознания нерадивого воспитанника. Старина Сэм, как ты сейчас, жив ли? Он заставлял воспитанников читать книги, свитки – древние и не очень. Потом выспрашивал, что они поняли из прочитанного, с пристрастием. Воспитанники ненавидели его за это. Но многие мудрости и слова свитков засели в голове Эрика, иногда даже помогая.

Он посмотрел на эльва – безобидный парень, и не скажешь, что какое-то время назад устроил настоящий дебош в таверне.

Эх, знал бы, смотался еще до начала трапезы… вообще не ходил бы.

- Угадал - в тюрьме, - не совсем в тюрьме, в участке, но от этого не легче.

Рыцарь с девушкой и троица рабочих сидели здесь же – в соседних камерах. По счастью, от его с Тахлом, других арестованных отделяли толстые прутья решетки. Ибо взгляды, которые кидали мастеровые…

Патрульные замели всех, щедро раздавая удары и молнии дубинками. Особенно, после того, как эльв врезал мастеровому, и его товарищи полезли в драку. Рыцаря с девушкой, как свидетелей. В участке особо разбираться не стали, и они почти сразу оказались в соседней клетке. А не стали потому, что в городе что-то случилось. Слово «крысы» не переставало звучать.

- Тюрьма? – эльв замотал головой. – Но как, за что?

- Он издевается! – вспылил родин из рабочих. – Дай только выбраться, уж я живо тебе память вправлю эльвийское отродье! Нажрался, как, как…

Склонив голову набок, Тахл внимательно слушал парня.

- Не помнить. Это, наверное, из-за дрожжевых грибков, что содержаться в том напитке. Нам – камбервельцам нельзя дрожжевые грибки, кажется… происходит процесс ферментирования… О! Я – с Камбервела! Вспомнить! Планета так называться, столица… - эльв обхватил голову руками, - … нет, не помнить.



Владимир Лароу

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться