На дороге в Амалорм

Размер шрифта: - +

4

4.

 

 

Они стояли так, чтобы загораживать от скучающего члена команды дракона распахнутую дверь их камеры. Надо сказать, это оказалось не так сложно. Единственный охранник привалился к стене и, кажется, дремал. Оно и понятно, куда деться пленникам с летающего чудовища. Разве вниз – навстречу верной смерти.

- Итак, инспектор, если верить словоохотливому ученому, нас продадут в рабство. Не желаешь облегчить душу, что ты скрыл от нас в своем рассказе об убийствах, крысах и тайнах ночного Варосса?

Орсон посмотрел на Эрика потом на Тахла, который как раз открыл флакон и аккуратно лил содержимое в дырочку.

- Мы же собираемся бежать. Разве нет?

- А, если не получится? Если замок не сломается, если дверь заест, если не удастся скрыться?

Да, в их плане было слишком много «если». Поразмыслив, они решили, если удастся затея с дверью (снова «если»), правильнее всего будет совершить побег, когда дракон опустится на землю. Лучше всего, если это случиться в каком-нибудь городе. Просто понестись, расталкивая охранников и затеряться в толпе. План, конечно, так себе, особенно учитывая способности Орсона к быстрому, да вообще – к бегу, но в их обстоятельствах нечто иное придумать сложно.

- Тогда, какая разница. Нас продадут, или убьют, хоть так, хоть так – больше мы не увидимся, - Орсон вспомнил ночной визит заговорщиков, встречи с крысиным королем. Интересно, как дела на родине, войска Карла Голитинейшского уже осадили город, может, взяли? Получили ли заговорщики желаемое? Хотя, прошло не так много времени, за чередой стремительно сменяющих друг друга событий собственной жизни, Варосс казался далеким и почти нереальным, словно его не было. Не раз и не два, инспектор думал, не оказал ли ему друг Карелла медвежью услугу? Возможно, в осажденном городе, жизнь была много спокойнее, на дракон работорговцев он бы точно не попал. – В любом случае, мне нечего сказать.

- Так уж и нечего, подумай, может кому-то из нас посчастливится вернуться в герцогство, что передать твоим родным, начальству?

Похоже, Эрик не сомневался, что этим «кто-то» окажется именно он. Что ж, может и так.

Тахл закончил с водой и сейчас как раз засовывал тряпицу.

- У меня нет родных, а начальство… у начальства будут свои заботы. Честно говоря, ответы я надеялся получить здесь, среди вас, видимо, зря.

Оба мужчины посмотрели на леди Лиз, возле которой почти постоянно терся их ученый. Он что-то непрестанно говорил, Лиз улыбалась.

Раскрасневшийся Тахл отошел от двери.

- Кажется, все. Теперь – ждать. Надо же, я так не волноваться, даже когда… давно не волновался… наверное.

Все трое посмотрели на дверь, ведущую из зала для прогулок, как раз возле которой и дремал охранник. Еще одно «если», и самое важное «если» их плана основывалось на том, что, когда пленники сидят по камерам, эта дверь не запирается, как и последующие. И это было логично, зачем закрывать двери, тем самым ограничивая передвижение команды. Разве в сокровищницу и оружейную, или комнату капитана, но они туда не собирались.

Инспектор заметил, произведя замысловатый пасс шарфом в поклоне, ученый удалился от девушки – подошла его очередь к туалету.

- Простите, - растолкав собеседников, Эрик заспешил к Лиз.

 

***

 

Подходя к девушке, Эрик чувствовал волнение. Чувство не столько неприятное, сколько непривычное. У него были женщины, больше того – он нравился противоположному полу, да, в основном дамам постарше, но все же. Его товарищ детства – Ольшан Криницкий, с которым они, детьми, мечтали покорить мир, почти сразу, после приюта женился, осел в Арреве – небольшом местечке, рядом с Вароссом. В редкие встречи, Эрик жалел его, а Ольшан жалел Эрика, хотя у самого – заботы, дети. Кто прав? Ему – Эрику скоро тридцать, а что он оставит в жизни, после себя? Хоть одна душа во всем мире пожалеет, если его не станет. Даже нет, не пожалеет – заметит, что человека по имени Эрик Корвен уже нет на этом свете. И отчего такие мысли лезут в голову в близости Лиз?

- Я думал он никогда не уйдет, - хотя они сутками находились в одной комнате, протяни руку – дотронешься, по-настоящему удавалось пообщаться только в часы прогулки.

- Я тоже! - Лиз прыснула в кулачек. – Как Тахл, все получилось?

- Узнаем, когда будут запирать за нами дверь. Сэр Уилфред, с ним все нормально? – дурацкий вопрос, словно они не сидят в одной камере.

- Переживает. Он поклялся довести меня в Амалорм, а оно вот как получилось.

Старый рыцарь заметно сдал, кончики щеголеватых усов уже не торчали вверх, а бородка давно перестала быть клинышком, того гляди колтунами пойдет. К тому же он отказывался выходить на прогулки, покидая камеру только по нужде.

- Я понимаю его, - как странно, там, в деревне, он был готов оставить их, соглашаясь продолжить путь вместе только за деньги… или это был самообман, он бы все равно поехал с девушкой и ее попутчиком, до конца, в загадочный Амалорм. Да, вот что еще не давало покоя, зачем им в Амалорм. Какое такое дело вело парочку именно в этот полулегендарный город? Они ведь так и не сказали. Может, там ее ждет жених? Богатый, красивый, молодой… - Эрик скрежетнул зубами, вышло так громко, что Лиз с подозрением посмотрела на него.

- Все нормально?

- Зачем вам в Амалорм? – с трудом протиснул сквозь эти самые зубы.

- Тебя только Амалорм сейчас волнует?

Атомные Боги, как же она была прекрасна в эту минуту! Эти глаза, этот лоб, волосы, рот… эти губы… Эрик помотал головой. Что с ним? Уж не влюбился ли он? Нет, только не это, глупо, и дело даже не в том, что она – член какого-то ордена, а он – безродный бродяга… неопределенность будущего – вот что сейчас важнее, больше сословных, да хоть каких различий, если не удастся сбежать, ее продадут в гарем какого-нибудь дворянчика… от последней мысли Эрик вновь заскрежетал зубами. Нет!



Владимир Лароу

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться