На дороге в Амалорм

Размер шрифта: - +

14 ,15

14.

 

 

- Прости.

- За что?

- Ну, за то, что ворвались к тебе, среди ночи.

- Ты же думал, что меня атакуют крысы.

- Думал.

Они стояли в комнате для прогулок – самом большой помещении дракона, он, она и больше никого, и проплывающая земля под ними; привычный снег посерел – он таял, почти повсеместно, кое-где даже образуя небольшие озера.

- Погода меняется, - она.

- Когда там… во дворце на нас напали крысы, я подумал о тебе, и мне стало страшно. Страшно, что ты - беззащитная, я далеко, не смогу прийти на помощь…

- Я не такая беззащитная.

- Ну, да, - Эрик вспомнил нападение крыс в гостинице Терружена, то, как Лиз ловко подстреливала их из пистоля. В который раз он подумал, что ничего не знает о девушке. Кто она? Чем живет? Зачем направляется в Амалорм… - На миг подумалось, что я потерял… что больше никогда не увижу… - он решительно взял руку девушки в свои ладони, поднес ко рту, поцеловал кончики пальцев.

Она опустила глаза, было видно – Лиз приятно.

- Давай сбежим! – неожиданно произнес Эрик.

Лиз покачала головой.

- Куда? И от кого?

- Не знаю, от того, куда ты едешь, от сэра Уилфреда, от проклятого Амалорма!

Она снова покачала головой.

- Я не могу. И сэр Уилфред не тюремщик мне.

- Почему не можешь? Из-за твоего ордена? Плюнь на все, что бы кому не обещала и в чем бы не клялась, оно не стоит того… - Эрик осекся. А что стоит? Что он может предложить Лиз? Себя! Но нужен ли девушке такой «подарок»?

- Ты мне нравишься, - просто сказала Лиз, пряча глаза, - очень. Доведи нас, меня до Амалорма.

«Я ей нравлюсь! Нравлюсь!» Словно крылья выросли за спиной. Дурацкое выражение, точнее, раньше было дурацким, когда читал, слышал, а сейчас, когда испытал сам! Волшебное чувство!

Эрик обнял девушку, она прильнула к нему. А потом, он нашел ее губы своими губами, и они поцеловались. Атомные, да хоть какие боги, в этот миг, окружающий мир – дракон, комната, снег за окном – перестали существовать. Была только она – Лиз – и ее губы. Ее дыхание на его лице. Как же хотелось, чтобы миг длился вечно.

Лиз осторожно освободилась из его объятий.

- Кто-то идет.

- И что, пусть, пусть все знают! – хотелось петь, прыгать, но еще больше хотелось вновь обнять и поцеловать Лиз.

- Нет, этого не должно было… - как всегда в волнении, девушка закусила губку. – Я должна, поклялась, мне, нам надо в Амалорм!

- Как скажешь, - в эту минуту он был согласен и готов на все. – Мы едем в Амалорм, я доведу вас, но там, уж не знаю какие, когда сделаешь свои дела, мы сможем быть вместе?

- Я… я не знаю! – закрыв лицо руками, девушка убежала.

А крылья за спиной, словно обрезали, под корень, по живому. Минуту назад он был самым счастливым человеком на свете, а сейчас, даже не понимал, что чувствует. Пол качался под ним, в теле наступила легкость, он словно падал. Через секунду, Эрик сообразил, что он, они, дракон, действительно, падают.

 

 

15.

 

 

- Шкуру, значит, продадим в Ля-Рош, где пойдет она на благое дело.

- Какое?

- Э-э-э… благое, не перебивай!

- А внутренности?

- Внутренности на этот раз тянуть не будем, оставим здесь. Волею случая, неподалеку раскинул свои вечнозеленые листья Равенор, слыхал я, что остроухие испытывают постоянную нужду во всяческом металле, вот и продадим, пусть забирают.

- А?..

- О, благородный инспектор, ты очнулся!

Орсон открыл глаза. Последнее, что помнил – они летят, затем удар, пол под углом, его сбросило с дивана, и земля стремительно приближается. Болело все тело, он осторожно пошевелил ногами, руками, головой, кажется, на месте и, кажется, работают.

Бородатое лицо, склонившиеся над ним, было знакомо. Профессиональная память тут же отыскала соответствие – Силантьев из Братства Истинной Любви. Он ехал с ним до Терружена и тот еще предлагал Орсону вступить в Братство, как же давно это было!

- Г-где я? – не без помощи сильных посторонних рук, Орсону удалось принять сидячее положение. Сидел он прямо на земле, укрытой редкой травой, с одной стороны начиналась стена довольно высоких деревьев, с другой покоилась серая груда в которой не без труда угадывался некогда гордый дракон.

- У Равенора, - в поле зрения вновь показалась бородатая физиономия брата Силантьева. – Воистину, ничем иным, кроме как волею самой судьбы, повторную нашу встречу объяснить нельзя. Само провидение ведет тебя, муж, наделенный множеством достоинств, к нам. Место почившего в бозе брата Евдокия все еще вакантно и мое предложение, касательно тебя, еще в силе. А, учитывая провидение, которое толкает тебя в любвеобильные объятия нашего братства, не пересмотрел ли ты, брат Орсон, а позволь называть тебя «брат», свой…

- Что случилось? – прервал излияния, заодно с «матримониальными» планами брата Силантьева инспектор. Он огляделся – невдалеке лежала вся их компания: рыцарь с девушкой, ученый, эльв и Эрик. Пока без сознания, но – слава Атомным Богам – дышат.

- Мы убили дракона, а также подарили свободу всем, кто пребывал во чреве сей богопротивной, ненасытной твари! – гордо возвести брат Силантьев.

Остальная бородатая братия подтвердила слова лидера согласными кивками.

- Точно.

- Убили!

- Ка есть – укокошили!

- Прям на лету!

- То есть, это вы сбили нас? – понял Орсон.

- Освободили. Тварь сожрала, а мы выпустили, значит.

Инспектор вспомнил, что, кроме их компании, на драконе летел еще экипаж, который они выпустили и Брандл.



Владимир Лароу

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться