На дороге в Амалорм

Размер шрифта: - +

24, 25

24.

 

 

Эрик еле дождался, чтобы остаться с Лиз наедине, благо, комнаты их группе выделили рядом.

- Это правда? – едва слуга, или – ученик, покинул покои девушки, Эрик тут же ввалился в них.

Лиз присела на кровать, кивнула.

- Я говорила – сегодня все изменится, - девушка сцепила пальцы рук, так, что они побелели.

- Но… - хотелось подбежать, обнять ее, а потом увезти, далеко, далеко, чтобы их не нашли ни Мэй со своими учениками, ни орден Мнемозины со своими принципами. – Ты можешь отказаться?

Лиз, не отводя взгляда от рук, покачала головой.

- Мир гибнет, как бы это ни звучало, и только я могу спасти его.

- Да к демонам мир… - Эрик осекся. Он здесь распинается, а хочет ли сама девушка остаться с ним? На одной чаше весов – божественное могущество, управление миром, на второй – он, не самый перспективный, не самый богатый, не самый молодой и симпатичный кандидат. Что, что он может предложить Лиз? Свои чувства? Неуверенность в завтрашнем дне и ночевки в палатках под луной. Размен, мягко говоря, не очень.

- Этот Мэй, или как там его, говорил про другие группы, других кандидатов, которые вышли, но не дошли, - забросил он пробный камень. - Может, еще дойдут…

- Может, - кажется, голос дрогнул.

Вспомнились слова любви, что шептала Лиз в его объятиях ночью. Как же давно это было! Эрик не выдержал, кинулся к девушке, обнял ее, начал покрывать лицо поцелуями.

- Я не позволю, не дам, я люблю тебя!

Лиз заплакала, только сейчас он заметил, что до этого, девушка сдерживалась с трудом.

- Когда меня… воспитывали, готовили для этого, я думала – правильно, это мое предназначение. Срок службы сегодняшнего Смотрителя подходил к концу, по многим признакам, мы видели это. Я знала, что уйду в молодом возрасте, не создам семью, не испытаю радости материнства. Знала и давно смирилась с этим… так мне казалось до того, как встретила тебя. Теперь… теперь я не хочу уходить…

«Она не хочет, она хочет остаться со мной!»

- Но я должна, Эрик, должна! – последние слова она выталкивала из себя, между всхлипами рыдания.

Эрик прижал девушку к себе, крепко-крепко, словно это могло помочь.

- Я не отпущу тебя, слышишь, не отпущу!

- Ты… я… что мы можем сделать.

- Кое что можем, - идея, идея пришла к нему в голову, как же он раньше…

 

 

- А помните, как, после осады Ковильяна, я… мы…

Сэр Уилфред замолчал – конечно помнят, как и он.

- Да, знатно тогда покуролесил! – и они понимают, что он чувствует сейчас.

- Однако, я тоже люблю вспоминать Ковильян!

Со стороны, посиделки трех вояк, казались сродни встрече старых друзей. Есть что вспомнить, обсудить, восстановить события прошлого.

Но в том-то и дело, они не друзья, они - один человек, размноженный на три. У них не только внешность, у них все одинаковое: прошлое, воспоминания, отношение к этим воспоминаниям, события за которые стыдно и почему, события в которых весело и события, которые предпочли забыть (и забыли).

Один начинает: «а помните…» - а следующее слово вызывает цепочку образов. Они помнят, конечно, помнят, трое, как один.

Уединившись, они думали обсудить произошедшее, но быстро поняли тщетность предприятия. Все, что могли сказать, каждый ровно это и почти такими же словами уже подумал и сложил у себя в голове. В конце концов, перешли на приключения недавнего прошлого – их пути в Амалорм. 

- Мы дракона захватили, настоящего, представляете!

- Это что, вот на нас пираты напали!

- А у нас…

 

 

Ученик довел его до покоев Мэя. Двери, как многое в этих павильонах, были стеклянные, раздвижные. Золотой узор покрывал и их. Только сейчас Эрик осознал, что он удивительным образом схож с узорами, покрывающими кубы Дворов Чудес. Те же шестеренки, молоточки, ровные прямоугольники с лапками, впрочем, что здесь удивительного.

- Учитель? – провожатый отодвинул одну из створок, просунул голову внутрь. Получив разрешение, он отступил в сторону, приглашая Эрика войти.

Мэй сидел за низеньким столиком, прямо на полу, перед ним лежал свиток, с цветочным орнаментом и бурыми письменами на непонятном языке.

- Эрик, я не ошибаюсь? – Мэй доброжелательно улыбнулся, указал на пол с противоположной стороны стола.

Эрик решительно прошел, уселся.

- Я не хочу, чтобы Лиз становилась этим вашим Смотрителем, и она не хочет! – он решил сразу зайти с главного.

Мэй свернул свиток, положил пухлые руки сверху, прижимая непослушный пергамент.

- Мне понятны ваши чувства, молодой человек, правда, понятны, но на сегодняшний день других подходящих кандидатур у нас, увы нет.

- Другие группы, они могут еще дойти.

Мэй покачал головой, делал это он одним подбородком, так что казалось – закрепленная за верхушку голова болтается на подвижной шее.

- Находясь здесь, в благополучном Амалорме, вам может показаться, что все относительно хорошо, еще есть время, однако, должен разочаровать вас, времени нет. Старый Смотритель уже не управляет миром, каждый день задержки подобен смерти, и это не фигура речи, пока мы с вами спокойно разговариваем, гибнут люди, в наводнениях, обвалах, после землетрясений, последствиях после цунами и извержений вулканов, в конце концов, просто от голода. Смотритель должен быть заменен завтра, в крайнем случае – послезавтра!

- Завтра-послезавтра! – опешил Эрик.

- Ваша группа добиралась слишком долго, надежда, что дойдут остальные, почти истаяла.

- Вы говорили, место смотрителя могут занять другие, ненадолго, но могут. Если найдется такой человек, который согласится занять, пока не доберутся остальные группы, или пока не подрастет следующий Смотритель, это можно будет устроить? – Эрик с замиранием сердца ждал ответа.



Владимир Лароу

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться