На этот раз — это точно конец

Глава 7

С моего «новоселья» прошло уже три месяца.  Я люблю свой новый дом. Он наполнен дыханием природы и минимализма. В старой двушке снесли все стены и сделали перепланировку, в ней стало тепло и уютно, появилось много пространства, света и живых растений. Я, словно бабочка, перелетаю из одной зоны квартиры в другую, так сказать, с цветка на цветок.   Широченные подоконники - трансформеры  — особая фишка в подарок от дизайнера: на кухне это удобный вместительный шкаф; в спальне — дамский столик, а в гостиной  — софа  и самое любимое местечко вечерами после работы.  Под зажигающиеся огни большого города я удобно располагаюсь на мягких зеленых подушках софы, любуюсь видом и мечтаю. 

***

И вот теперь я стою в ванной комнате многоярусной подcветкой, встроенной в зеркала, и с ужасом смотрю на лицо, напоминающее попку павиана! 

 «Почему? Зачем Лариска так со мной поступила?»  — задавала я себе вопрос, набирая ее номер.

«Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети», — слушала и хотела растерзать подругу на части.

Я умывалась холодной водой, прикладывала теплое полотенце, мазала кожу кремом с успокаивающим эффектом, но ничего не помогало. Схватив сумочку, чуть ли не бегом отправилась к Жанне в салон красоты. Открыв дверь подъезда, налетела на стоявшую у клумбы Аллу Федоровну со шлангом в руках.

— Машенька, что у вас с лицом? Вы загорали? — с ноткой сарказма полюбопытствовала она.

— На даче была, — буркнула я в ответ.

 В «Королеве красоты» меня не ждали.

— Где Жанна?! — с угрозой в голосе спросила я у администратора, которая с удивлением взглянула на меня из-за ресепшен.

— Я в бешенстве, посмотрите на мою кожу!

Та даже бровью не повела — вот кто обладает настоящей стрессоустойчивостью!

— Пройдите в кабинет, вас ожидают, — пригласила она после внутреннего звонка косметологу.

Жанна встретила меня железным спокойствием и милой улыбкой.

— Что случилось, Мария?  — слегка официально поинтересовалась она.

— Вы еще спрашиваете? Какая наглость! —  грубо ответила я.

— Ничего страшного не произошло, обычная аллергия, такое встречается у обладательниц очень чувствительной кожи. Три-четыре дня, и все будет в норме. 

— Мне в понедельник на работу, вам это о чем-то говорит? 

— Возьмите отгул.

— Я не могу… отгул. Я увольняюсь…

— Тогда вообще нет повода для беспокойства. Какая разница, как на вас там посмотрят и о чем подумают. Держите,— она протянула мне листок с рекомендациями по уходу за кожей. 

Я шла по улице, низко опустив голову, и думала: «Дресс-код моего личика не очень подходящий для подачи заявления по собственному».

— Светелкина!

Я обернулась и не могла поверить своим глазам. 

Феликс стоял в лучах солнца, словно полубог. Высокий, в белой тонкой футболке и   светлых льняных брюках, на ногах мокасины из мягкой кожи. Волосы на солнце отливали цветом пшеницы, густая челка прятала глаза, ямочка на волевом подбородке, крепкая шея — одним словом, хорош!

«Как идет ему челка!» — подумала я.

— Привет, Светелкина! Ну как ты?

— Здравствуйте, Феликс Александрович, все хорошо, — промямлила я, пытаясь спрятать свое лицо и понять, откуда он тут взялся, но спрашивать не стала.

— С детства люблю солнечные, жаркие дни лета, — сказал он, явно не собираясь меня отпускать и продолжая из-под челки смотреть на меня.

Я понимала, что он успел разглядеть мое лицо, но из чувства деликатности промолчал. Я была благодарна

— Я тоже.

— Не грусти, все будет хорошо, — как-то заботливо произнес он.  — Светелкина, выручай, нужна твоя помощь.

Я взглянула на него вопросительно.

— Маш, я решил купить дом и еду за город смотреть один из вариантов. Составишь компанию? Не хватает женского вкуса и интуиции.

 «Мое лицо! Он что издевается?» — подумала я.

— Вы это видели? — язвительно-шутливым тоном произнесла я и ткнула пальцем в свое лицо.

— Бывает. Видимо, неудачный загар в солярии? Советую отвлечься на приятную смену обстановки. Заниматься самоедством в четырех стенах не лучшее решение.

Его рассуждения позволили мне спокойно вздохнуть и впервые за весь день искренне улыбнуться. Мне вдруг самой очень захотелось вот так запросто сесть в его машину и скрыться от городской суеты.

— Да, конечно, Феликс Александрович, вы, как всегда, правы. Едем, — согласилась я.

Мы ехали и разговаривали, словно два старых друга, которые давно не виделись. 

Вспомнили детство. Оба смеялись над шалостями и непослушанием. Потом немного поговорили о новом проекте на работе. Вдруг Феликс спросил:

— Маш, а почему ты не замужем?

Это было слишком личное. А на личное — табу.

— Куда торопиться. Моя мама говорит: «Замуж выйти не напасть, лишь бы замужем не пропасть».

— Ясно. Может, ты и права. Какие наши годы, — с улыбкой ответил он.

Мы выехали на сельскую дорогу, по сторонам которой простирались поля пшеницы. Как же здесь было хорошо! Феликс сбавил скорость, и я наслаждалась пьянящим чистым воздухом. Вдали показались дома, да еще какие: это были настоящие «купеческие поместья»! Проезжая мимо одного из них, за кованным забором с позолотой, я увидела гуляющих павлинов, которых охраняла по меньшей мере «собака Баскервилей», такой у нее был устрашающий вид. 

— Приехали, — голос Феликса вернул меня к действительности.

Мы остановились у высоких глухих ворот. Феликс кому-то позвонил, что-то щелкнуло, и ворота плавно сдвинулись в сторону.

 Перед нами появилась дорога из брусчатки, которая вела прямо к дому.

Навстречу к нам вышла молодая женщина.

— Здравствуйте, Феликс!

— Добрый вечер, Анна! Мы немного задержались. Познакомьтесь: Мария, —представил он меня.

— Анна, — приветливо сказала она и жестом пригласила нас войти в дом.

— Это хозяйка? — шепотом спросила я.



Джулия Поздно

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться